Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Трогательный пост

Я не писатель, так что буду писать, как получится, уж не обессудьте.
А история вот такая. Я же не все время работал у себя на кафедре и прилегающих областях, было время когда я работал в неком туристическом агентстве, многие даже знают в каком. Но тут я названия его не скажу и реальных имен не назову, а то некоторые догадаются, о ком идет речь, и начнут приставать с расспросами и, так сказать, сыпать соль на старые раны. Хотя не такие уж и старые, прошло с тех пор чуть больше года.
Итак, я работал в некой туристической фирме. Вместе со мной в IT-отделе работал некто Денис, здоровенный такой, как медведь, молодой мужчина, на руках наколоты кельтские узоры, бицепсы ну прямо как у меня нога. Килограмм сто весил, а то и больше. Добрейший человек. Была у него супруга Наташа, и как-то захотели они завести ребенка. Хотя, наверное, не то, чтоб захотели, а так получилось. Но они были не против. Сначала, конечно, не понимали, откуда тошнота по трам и боли в животе, ходил по всяким обследованиям, и ни один врач не сообразил, что беременность. Только потом какая-то старая врачиха сказала: "милочка, да вы ж беременны!". Денисовой радости не было почти предела.
- У меня будет малыш! - радостно кричал он.
Беременность протекала вроде нормально, по крайней мере, Денис ни о каких эксцессах не рассказывал. И вот, наконец, он стал отцом. Это радостное событие мы долго отмечали прямо в офисе. Ух, нажрались тогда некоторые...
Родилась у Дениса девочка. Не помню уже, как они ее назвали. Девочка эта, как и положено всем детям, плакала ночами и не давала спать родителям. Плакала-плакала, и вот Денис заподозрил, что не все в порядке. "Это ее газики беспокоят", - говорил им участковый педиатр. Я принесил Денису укропную воду, которой у нас были невостребованные запасы, он покупал всякий фенхель и прочее противогазиковое средство. Не помогали эти средства. Животик у бедной малышки раздувался, по словам Дениса, распираемый, наверное, газиками. Бежный Денис и Наташа, они почти совсем не высыпались. Денис даже спал на кухне иногда. Но самое худшее было впереди.

Да простит меня Бог, что я это вам рассказываю. Но помните, милые друзья, когда бы как бы плохо вам ни было, вспоминайте Дениса и Наташу и думайте, как плохо было им.
Как-то раз прихожу с утра на работу, Дениса нет.
- Мужики, а Денис-то где? - спрашиваю.
- А у него девочка в реанимации.
- Шутишь?
- С такими вещами не шутят.
Я заткнулся и больше ничего не спрашивал. Но потом, из обрывком разговоров, рассказов дрг другу более близких, нежели я, друзей Дениса по работе и самого Дениса, я, так сказать, восстановил картину событий.
Малышке стало плохо, видимо, эти якобы газики совсем расперли маленький животик. Не могла есть, с трудом дышала, едва слышно стонала. Вызывали скорую, не простую, а платную (500$). Врач приехал, пощупал живот и очки у него полезли на лоб. Очень сильно увеличена печень. Срочно в стационар! Ни один стационар принимать месячную малышку не хочет. Несколько часов каталась скорая по городу, и вот привезли в одну из больниц города Москвы. В больнице сделали снимок крохотного животика.
На снимке огромная, в полребенка, опухоль печени и еще одна, небольшая, рядом с сердцем.
Перевезли в бодкинскую больницу. Там, среди тараканов и древнего оборудования, на кроватях в коридорах лежали в крайне тяжелом состоянии дети. Химиотерапия, анализы крови. У крохотного ребенка от крови уж и не осталось ничего почти. Подключили к системе искусственного жизнеобеспечения. Признаюсь, когда я представляю это крохотное создание едва четырех килограммов весом, опутанное паутиной обмотанных изолентой кое-где проводов, лежащее одно на огромной для его размеров кровати, я не могу сам сдержать слез.
Денис пришел как-то на работу пьяный, но с увереннойстью держащийся на ногах.
- Родственники жены уже опустили руки. Но я верю, пока она дышит, мы будем бороться, - сказал он.
Наташа мыла пол в больничных коридорах, чтоб ей разрешили остаться рядом с малышкой. Чтоб ей не дуло на головку из дырявого "искусственного легкого", ей одели шапочку.
Через месяц Денис пришел на работу и всем раздал по несколько конфет.
- Помянем, - сказал он.
Он с Наташей даже не увидели ее улыбки, она умерла раньше, чем научилась улыбаться. Блин, я даже сейчас не могу сдержать слез. Зачем? За что им такое наказание? Почему? Почему Господь забрал к себе ребенка? За что он наказал родителей? А кто-то думает, что Господь справедлив. Странная это какая-то справедливость, непонятная для моего человеческого ограниченного разума.
Как бы плохо мне не было, я вспоминаю Дениса, ему все равно было хуже, и он держался. И, в конце концов, как бы плохо мне ни было, я тоже могу держаться. Суицид, алкоголь, наркотики - путь слабых. И пока я дышу, я не сдамся.
Subscribe

  • Баловство с картинками

    Долгие годы разглядывая разные фотографии в разных местах, я пришёл к выводу, что выигрышно смотрятся такие фотки, у которых есть два, скажем так,…

  • Заметка про джаваскрипт

    Больше часа потратил всяким гугленгием и экспериментами, и в итоге всё равно пришлось придумывать обходной маршрут. Проблема такая. Есть некий кусок…

  • Признание ошибок

    Иногда признавать свои ошибки очень просто. Например, моя теория о том, что я, такой молодец, по маркам восстановил историю экономической жопы в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments