Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Мемуары: как я ездил в Котлас фаст-бомжингом

Было это летом, в конце июля, не помню какого года, то ли 2002, то ли 2003. Ленка уехала к родителям в Котлас, а я решил съездить к ней фаст-бомжингом. План был прост: ехать на электричках, тратя минимальное количество денег. Электрички ходят до Коноши в том направлении, потому что дальше просто не провешены электрические провода. Ну там, может, какие-нибудь поезда местного значения ходят, тепловоз и три вагончика, ехать можно и на них. Меня это особо не заботило тогда почему-то, казалось: «на электричках куда-то ехать – круто!». Сейчас я понимаю, что панковать вовсе не круто, хоть и забавно. Все ж я домашний ребенок, для меня важен комфорт и спокойствие.
Выехал из Твери, сказав, что еду в общагу проведать, как там дела. Сам же проехал мимо Крюково прямиком в Москву. Перешел с Ленинградского на Ярославский вокзал, купил две пачки черного «Петра I», сел на электричку до Александрова и спокойно себе поехал. Покурил в тамбуре, поболтал с какой-то бабулькой, красота. Часов в шесть вечера был в Александрове. Меня неприятно поразило обилие милиционеров на платформах. И милиционеры, и милиционерши, и с кобурами, и с дубинками, и с собаками. Сходил в туалет на вокзале, сел на электричку до Ярославля.
Постепенно народ из нее выходил на мелких остановочках. Я поболтал с каким-то дедом. Он рассказал, что тут раньше был процветающий промышленный и сельскохозяйственный край, а теперь все развалилось и осталась одна херня. Еще он сказал, что болеет всю жизнь за «Торпедо» и ему насрать на товарищеский матч между «Спартаком»-Москва и «Шинником»-Ярославль, который будет завтра.
Товарищеский матч! Ебать коромыслом! Вот почему столько милиции было в Александрове, и вот откуда столько шума в электричке. Мои самые худшие опасения не только не подтвердились, а все было гораздо хуже.
Где-то в Ростове-Ярославском электричка остановилась и стояла довольно долго. А за окном уже темно, часов десять - одиннадцатый. Час стоит, какой-то шум за окнами, голоса, выкрики. Я сижу и в ус не дую. Из хвоста электрички в голову идут плотным потоком спартаковские фанаты – и буйные, и нормальные, и даже девушки. А за ними идут омоновцы. У меня проверили паспорт. Раз есть паспорт – человек, стало быть, хороший, не преступник.
Раз проверили, два проверили, на третий раз кабанище в форме говорит: «вставай, иди к своим», имея в виду спартаковцев. На то, что нет там никаких моих, он не обратил внимание, да еще и в спину дубинкой тыкнул, чтоб я шел быстрее. Первые два или три вагона были забиты болельщиками, я сел от них подальше, возле той двери, где стояли омоновцы. Типа я не на футбол.
Опять какой-то шум и возня за окнами, и через открытую форточку в вагон омоновцы затаскивают парня без сознания и без футболки. Положили его между сидениями и оставили в покое. Как пришел в себя, начали с ним разговаривать. Что ж ты, говорят, такой плохой, решил от нас сбежать под электричкой? И зачем ты, глупый, держался за рельс, пока мы тебя оттуда вынимали? Ты же рисковал своей жизнью, тебя могло током ударить, и перемолоть в бифштекс ходовой частью. Смотри, я из-за тебя форму испачкал. Теперь от тебя во всем вагоне пахнет «Черемухой», дышать нельзя, гляди, люди кашляют и глаза слезятся.
Ничего у меня не слезилось, и запаха «Черемухи» я не ощущал, но пару раз покашлял для виду. Парень: «вы мне шорты порвали, волки позорные!». Ах, мы тебе шорты порвали, отвечает кабанище-омоновец, а на-ка тебе по ебалу берцем, и по ребрам, и по ребрам. Руки об тебя пачкать не хочу, на-ка тебе еще дубинкой. И сморкнулся на спину еще заодно. Парень расплакался – мол, отпустите меня, у меня там футболка лежит и все такое. А вот хер тебе, сиди тут.
Электричка поехала. Какой-то более цивилизованный из спартачей начал поднимать мораль среди своих: «ребята, не паникуйте, защищайте девушек, все будет в порядке». «А что это ты тут революцию готовишь?», - воспрошают омоновцы, - «а ну тихо сидеть, а не то дубинкой огреем».
Приехали на Ярославль-Главный. Я главного омоновца – такого дядька с усами – подергал за рукав и говорю: «а как же я? Я не на футбол, не надо меня с ними». «А куда ты? Точно не на футбол?». «Точно,» - отвечаю, - «я на север еду». Хорошо, что он у меня билет не стал проверять, не было у меня билета. Проверил паспорт и говорит, мол, вали тогда, раз не на футбол. Снаружи оцеплению крикнул, чтоб этого пропустили.
Пропустило меня оцепление, и я дал деру оттуда, пока не передумали. Возле вокзала в каком-то скверике поссал, возле ларька, где покупал горячий чай, ко мне два гопника подошли, но только покурить спросили, и даже дружески поговорили со мной, объяснили пару местных правил и дали даже добро тут ходить и курить :).
На вокзале приткнуться было негде, не только в зале ожидания, но и вдоль стен тоже. Я забился под прилавок аптеки и несколько часов провел в беспокойном сне, вытягивая то одну, то вторую затекающую ногу.
Первая электричка на Данилов в четыре утра. Сел, у ревизорши купил билет до следующей станции и еду себе спокойно, в окошко смотрю. Ревизорша – это такая молоденькая девушка с переносным кассовым аппаратом, ходит по электричке и билеты продает. Ко мне прицепилась – вы должны были уже выходить, оплачивайте проезд. Я отнекивался, она от меня отстала, предупредив о контролерах. А вот и они. У меня билета нет, штраф платить не буду, говорю. Предложили с ними до Данилова проехать, я с радостью согласился. Не знаю, чего бы еще они мне наговорили, эти две толстые тетки, но тут их внимание переключилось на какого-то раннего пьяного. Ну а я за их спинами прокрался и удрал в голову состава.
В Данилове уже я их встретил, они меня узнали и погрозили пальцем, а я грациозно поклонился. Поел в железнодорожной столовой горохового супу. Электричка на Вологду в четыре часа вечера, на часах – восемь утра. Зашибись. В даниловском вокзале, хоть и душно, но все не так жарко, как на улице. Но множество мух, ползают по рукам и лицу. На улице все скамейки в теньке заняты, что ж, приходится торчать на солнцепеке.
Какой-то парнишка несколько раз у меня сигареты стрелял, ну я взял и разговорился с ним. Оказалось, его высадили позавчера в Ярославле за пьяный дебош в вагоне поезда, он вчера на утренней (единственной) электричке доехал до Данилова, но электричку до Вологды (тоже единственную) проспал. Ночь провел в обезьяннике в милиции, милиционеры отобрали у него деньги и зажигалку. Мы с этим парнем, я даже не спросил, как его зовут, весь день бродили возле даниловского вокзала, курили и болтали ни о чем, потом сели на вологодскую электричку. Ревизорша оказалась добрая, поворчала на нас за то, что едем без билета, да и отстала. Потом я хотел ей помочь подмести в вагоне, но постеснялся предложить.
Приехали в Вологду, паренек этот пошел со своим железнодорожным билетом, мятым и грязным, как из жопы, к начальнику станции ставить «остановку в пути». Есть такая штука. То есть можно в любом месте сойти с поезда и поставить штамп, мол, остановка в пути, потом сесть, уже без указания места, на другой поезд, и ехать дальше. Можно, кажется, сделать три такие остановки в пути суммарно не более чем на десять суток. Начальник станции ему на его жопный билет поставил штамп и позавчерашнее число, расписался, и парень, счастливый, укатил на поезде в Череповец.
А я остался в Вологде. Очень чистый вокзал, с высоченными ценами и вежливой милицией. Чистый город, я походил по нему немного. Электричка до Коноши в восемь утра. Ходил я, ходил, и надоело мне ждать. Да и надоели мне фаст-божинг и панковство. Купил билет в общий вагон до Котласа, сел на поезд и завалился спать на верхнюю полку.
Утром еще мужик какой-то пытался угостить меня пивом и болтал со мной за жизнь. В десять часов утра я был уже на месте.
Tags: мемуары, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments