Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Легенда о Воине (часть 1)

Орен Эрфенбар родился в деревне. Родители его были прямыми потомками беженцкев от научно-технического прогшресса и еще сохранили память о страхе, что прогнал бабушек и дедушек, а тех, кто не успел скрыться, перемолол, как мельничные жернова зерна.
Орен, как и большинство потомков беженцев от научно-технического прогресса, был ребенком болезненным и слабым здоровьем, однако силен духом. Если он не мог натаскать полную кадью за один раз, делал это с перерывами. Это, конечно, не показатель. Скорее, показателем будет то, что с самого раннего детства он мечтал о какой-то особенной судьбе. Учитывая слабость собственного тела, он помышлял о том, что станет великим волшебником, и будет учиться (а впоследствие и преподавать) в мифической Белой Башне и, возможно, будет даже здороваться за руку с самими Богами. Если они, конечно, есть.
Однако, годы шли, а никаких магических способностей Орен в себе не обнаруживал. Конечно, он годам к семнадцати приноровился натаскивать полную кадью воды из колодца за один присест, но не более того. Зато он прочитал великое множество книг. Его старший брат часто ездил в город торговать всякой всячиной - горшками, мясом, шкурами, Орен ездил с ним, но не ради торговли, а ради городской библиотеки. Там-то он и доставал книги. Рукописные свитки и книги, толстые и тонкие тома со сказками, былинами, эротическими стишками и дамскими романами - он все читал без разбору, ибо это был его единственный выход из болезненной рутины, в которую растянулся его восемнадцатый год.
Незадолго до восемнадцатилетия случился переломный момент в жизни Орена. Все было, казалось, обыденно и ничего особенного не произошло. Просто старец, пробредающий мимо деревни, попросил напиться. Орен не стал отказывать, ибо лето было жаркое, и воды в колодце вдоволь. Зачерпнув полведра, он принес воду старцу. Тот опрокинул в себя эти полведра, как в яму.
И тут началось необычное. Старец попросил еще ведро, мотивируя жто тем, что не напился. Орен принес ему еще целое ведро. Старец немного отхлебнул и сказал Орену:
- Пей.
Тот, очарованный тем, как седовласый старикан не напрягаясь влил в себя литров пять ледяной воды, начал пить из ведра сам. Это, разумеется, грозило ему охрипшим горлом под вечер, а то и чем похуже, пневмонией, например. Однако, забыв об опасности, продолжал пить дальше. И, о, чудо! - выпил все ведро.
Старец посмотрел на него, хитро прищурившись.
- Спасибо за воду, - сказал. И убрел своей дорогой. А у Орена не было ни больного горла под вечер, ни пневмонии. На следующий день он натаскал полную кадью воды для поливки ладе не запыхавшись. И очень тому подивился. Единственным возможным оправданием странному происшествию он нашел вероятно, какой-то порошок, подсыпанный стариком в воду, и порошок этот снижал чувствительность тела, поэтому Орин не чувствовал ни усталости, ни больного горла.
Через месяц, когда Орин уже привык к тому, что выполняет работу, с которой раньше ему было не под силу справиться, с легкостью, вызывающей уважение даже у деревенских силачей, случилось еще одно происшествие. Вредный бык, которого Орин боялся уже года три, наконец-то вырвался из сарая и принялся носиться по деревне, надеясь хоть кого-нибдь подцепить на рога. И надо же было Орину как раз оказаться прямо посередине деревни. Естественно, бык нацелился на него. Откуда взялись ловкость и сила, Орин не знает. Но он с легкостью увернулся от быка и оплеухой повалил того наземь. Деревенскте мужики не стали ждать, пока сварливый бык поднимется на ноги и набросили на него веревки.
А Орин долго еще бесцельно бродил туда-сюда, глядя на свои руки, которые год, два назад не могли подтянуть его тело на перекладине даже на поллоктя, а сегодня ударом повалили быка.
И начал Орин свою силу испытывать. Вскоре не осталось ни одного парня ни в его родной деревне, ни в соседних, кого бы Орин не поборол в дружеской схватке. Не осталось ни одного быка, которого бы Орин не сумел остановить, ухватив за рог, за бок, или просто толчком в лоб. Собственного брата Орин мог поднять и подкинуть пару раз, хотя тот был не худой комплекции. И понял Орин, что, сам того не ведая, он стал богатырем.
Отправился он с братом в очередной раз в городскую библиотеку. В лесу на них напали разбойники. Не совсем, конечно, разбойники, так, шпана. Без кольчуг, без мечей, с ножами и дубинами. Орин, осерчав, так им навалял, что немногие смогли сами уползти с места сражения. Остальных они с братом довели до города и сдали страже (а суд был скор - правую руку напрочь, и свободен. Еще раз попадешься - голову долой). Начальник городской стражи, услышав историю о том, как Орин один четверых пораскидал, решил его проверить в рукопашном поединке. Два раза Орина получше ухватив и приложив его в размаху оземь, он, будь он и бывалым воякой, все ж пропустил удар по лбу с поистине деревенским замахом, из-за плеча. И потерял сознание.
Так Орин был взят на службу в городскую стражу. Там его научили и драться, и владеть мечом, и ножом. И не было в городе ни стражника, ни вора, кто бы не знал Орина и не уважал его за силу и ловкость. Через несколько лет проезжавший вельможа нанял Орина себе в телохранители, заплатив невиданные для него деньги (столько Орин зарабатывал в стражниках за три месяца а брат своей торговлей - за полгода). Вельможа тот был волшебником, и страсть как боялся наемных убийц. И не зря боялся. Несколько раз Орин спасал ему жизнь, выслеживая и убивая тех, кто должен был того волшебника убить.
Немногим позже Орин узнал о том, что волшебника того отнюдь не зря убить хотят, и что не все его деяния так чисты, как тот рассказывает. И, озлившись, ушел, не взяв денег.
Несколько лет Орин блуждал по свету. В одном городе работал в таверне вышибалой, в другом нанимался в стражу, постоянно совершенствуя и совершенствуя свои навыки владения оружием и своим телом. И дошел он в своих странствиях до Алой Крепости, что была выстроена в незяпамятные времена для охраны единственной переправы на реке Гаргамат, что отделяет области, населенные людьми и эльфами от негостеприимных чащоб, в которых живуь одни орки. В Алой Крепости простой солдат гарнизона уложил Орина на обе лопатки, несмотря на его силу. Так Орин познакомился с Боевым Искусством. Его обрывки он уже всречал ранее, но сейчас он встретился с ним чистым, неотразимым и всепобеждающим. В Алой Крепости Орин был полтогра года. За это время он постиг не только основы, но и самые сложные и совершенные приеы Боевого Искусства, и уже в Алой Крепости не стало человека, который бы не уступил Орину в дружеском поединке на деревянных мечах или в рукопашную.
Tags: backdate, графоманство, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments