Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Лейтенант Петренко

Автолюбитель Иванов ехал на своей старенькой копейке. Он любил машины, любил на них смотреть, гладить руками изящные формы, чувствовать запах масла и бензина, любил блестящие хромированные части и мощные двигатели. Он работал в автосервисцентре, и для любви к машинам у него была возможность. Но не было возможности приобрести себе что-нибудь получше старой копейки, купленной в августе 94 года за двадцать тысяч рублей.
Было раннее утро, Иванов просто ехал, один на всей дороге, сквозь леса и пропитанный солнцем воздух полей.
Но вот незадача - несмотря не ранний час, на участке гибдд тоже не спали. Усатый гибддшник махал полосатой палочкой, призывая Иванова остановиться возле участка.
- Ссука, - подмал вслух Иванов и остановившись возле гибддшника, опустил стекло. Утренний воздух, еще с прохладцей, хлынул в пропитынный бензинным духом салон машины.
- Лейтенант Петренко, - козырнул гибддшник, засунув усы в окошко, - будьте любезны, предъявите, пожалуйста, документы.
Иванов протянул права в окошко. Вежливые мы какие, думал он, чуя неладное. И правильно чуял. Петренко вернул права, мельком глянув на них и произнес:
- Пройдемте, пожалуйста, со мной в участок.
- А... а зачем?
- Машина у вас больно грязная.
Сердце у Иванова упало. На дороге - ни машины. Никто не поможет и никто не узнает. Обдерет, как липку.
Вслед за усатым лейтенантом он проследовал на второй этаж участка, в просторное и светлое помещение. Окна его были наклонены наружу, как в диспетчерской аэропорта, и из них было видно всю прямую, как стрела, дорогу на много километров в обе стороны.
- Присаживайтесь.
Иванов сел на краешек стула за стол, сгорбившись и спрятав руки.
- Чаю не желаете испить?
Иванов, как это называется, просто охуел. Сначала он подумал, что ему послышалось, потом он решил, что Петренко сумасшедший, потом, что он его приняли за известного преступника и пытаются стрясти побольше денег, а в конце - что Петренко - гомосексуалист.
- Не хотите чаю? Тогда, может, кофе? - Петренко открыл буфет и принялся там чем-то звенеть, - у меня тут пара пирожных осталась.
- Д... да-да, п-пожалуйста, если не трудно, - заикаясь от неожиданности и, в большей степени от страха перед неизбежным, пробормотал Иванов. Лейтенант Петренко налил ему кофе в маленькую фарфоровую чашку и поставил перед ним блюдце с лвумя пирожными. Иванов взял дрожащей рукой чашечку и, вытянув шею, поглядел на вою машину. И тут же, чуть не разбив чашку, вскочил и бросился к окну. Возле его машины возились двое мужчин в форме гибдд.
- Что они делают с моей машиной!? Кто это такие вообще? - закричал Иванов.
- Сержант Слепнев и прапорщин Мухин моют вашу машину и заправляют ее, - сказал лейтенент Петренко, - успокойтесь, сядьте и доешьте пирожные.
Иванов смирился со своей неизбежной участью и уже думал, как бы утаить хотя бы пятьсот рублей, чтоб жене и дочке купить обещанные подарки. Дрожащими негнущимися пальцами он засунул в рот остатки пирожных и долил туда кофе. Пирожные были очень вкусными, но он не чувствовал вкуса. Когда он все доел, лейтенант Петренко убрал со стола чашку и тарелку, смахнул крошки рукавом.
- Судя по тому, с какой скоростью вы ехали, вы куда-то спешили, - сказал он.
Все, начинается выпытывание денег, подумал Иванов.
- Если так, то не смею больше вас задерживать, - произнес Петренко и услужливо распахнул дверь на лестницу. Иванов, еще не веря, что это происходит с ним, спустился, спотыкаясь на все еще дрожащих ногах. Дошел до машины, чисто вымытой и еще немного мокрой, пахнущей моющим средством. Сел. Петренко наклонился и сунул усы в окошко.
- Может... денег вам дать? Простите, если я вас смущаю, но ваша машина свидетельствует о невысоком уровне дохода... я, конечно, много дать не смогу, но хоть жене там, детям, подарки, может, купите? Не обижайтесь только на меня, я с добрыми намеренями предлагаю.
Иванов, как мог вежливо, отказался и уехал.
В салоне приятно пахло какой-то гибддшной парфюмерией.
Через несколько километров Иванов остановил машину у опушки леса, вышел и постучался головой о ствол дерева. Ему никто не отозвался, только птицы щебетали в ветвях.
Tags: backdate, графоманство, мемуары
Subscribe

  • Баловство с картинками

    Долгие годы разглядывая разные фотографии в разных местах, я пришёл к выводу, что выигрышно смотрятся такие фотки, у которых есть два, скажем так,…

  • Заметка про джаваскрипт

    Больше часа потратил всяким гугленгием и экспериментами, и в итоге всё равно пришлось придумывать обходной маршрут. Проблема такая. Есть некий кусок…

  • Признание ошибок

    Иногда признавать свои ошибки очень просто. Например, моя теория о том, что я, такой молодец, по маркам восстановил историю экономической жопы в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments