Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Аллергия

На улице стало резко минус двадцать два по Цельсию, а меня, пока я мылся в душе, осенила идея, из которой я, выскочив из душа, написал рассказ. Рассказ называется "аллергия".

Жила-была девочка Света. Или, вернее сказать, девушка Света. Она закончила школу, училась в институте на какой-то модной специальности типа финансового менеджмента, ну на такой, где попадается один-два юноши, которые ходят в институт, чтоб получить отсрочку от армии, а остальные — девушки, которые учатся, чтоб получить высшее образование потому что родители заставляют. Света ходила в институт примерно за этим же. Анекдот про «вопрос на три — как зовут преподавателя, на четыре — как называется предмет, и на пять — какого цвета учебник» как раз про светину учёбу. Можно даже сказать, что она посещала институт, чтоб потрындеть в буфете с подружками, пострелять глазками в мальчиков с соседних факультетов, и просто скоротать время до работы. Работала Света где-то часов с трёх-четырёх секретарём в каком-то издательстве. Разгребала горы пришедшей за день корреспонденции и пила кофе в курилке. Иногда по указанию начальства печатала объявления в ворде и составляла таблички в экселе, чтоб потом распечатать и повесить на доску объявлений. Иногда приходилось и отвечать на письма.

Света была не то чтобы вредная, и не то, чтобы себе на уме. С подружками она была готова делиться самым сокровенным и обсуждать самое сокровенное других подружек. А что у них может быть самое сокровенное? Ну, какой мальчик нравится и с каким мальчиком и как спала. Свете очень нравились три разных мальчика с соседних факультетов, и ещё пара менеджеров среднего звена на работе. Менеджеры младшего звена, которым самим нравилась Света, её не интересовали, видимо потому что у них были кривые зубы, к которым не притрагивались руки стоматологов, и не очень дорогие костюмы.
Так вот, Света была вовсе не вредной. Она была отъявленной сукой и стервой, и притом очень симпатичной. Мальчики в столовой института оборачивались ей вслед, а менеджеры младшего звена в курилке томно вздыхали и не могли оторвать глаз от чашки с кофе, которую Света обычно держала где-то в районе декольте блузки.

Ещё иногда Света посещала ночные клубы. Она там танцевала и пила за чужой счёт самбуку. Иногда знакомилась с каким-нибудь симпатичным молодым человеком, иногда — оставалась с ним до утра, и из его квартиры уезжала к себе домой на такси, чтоб принять душ и перекусить перед институтом.

Завтракала Света пророщенными зёрнами пшеницы и всякими мюсли. Обедала в институте, на работе пила кофе, как я уже рассказывал, в курилке, а на ужин либо не ела ничего, если вечер проводила дома за модным нетбуком, либо лопала суши, пиццу, или какую-нибудь ресторанную еду, если везло. Иногда удавалось перекусить в баре ночного клуба, чтоб пить самбуку не на голодный желудок.

Как-то раз на работе у Светы поломался компьютер. Молодой мальчик с длинными волосами его починил, восстановил все несохранённые документы, и даже сделал какие-то жутко полезные и удобные настройки, хотя Света об этом его не просила. Мальчик был средней симпатичности, не пользовался одеколоном, носил футболку навыпуск, потёртые джинсы и кеды. Судя по тому, как он смотрел на Свету, он был готов пригласить ей на романтический ужин в макдональдс, где бы стал рассказывать ей о том, как устанавливать антивирусы и откуда лучше брать крякнутый софт. Мальчик, к счастью для Светы, не осмелился. Он ушёл, она с облегчением вздохнула.

Один раз зимой Света съездила отдохнуть в Гоа с друзьями. В Гоа она сразу забыла про своих друзей и погрузилась в потрясающий мир королевства безумного драйва. Она была там если не королевой, то хотя бы принцессой. Она достаточно хорошо знала английский язык, чтоб общаться со всеми иностранцами подряд. Зажигала в ночных клубах, каталась на мотоциклах, квадроциклах и этих, которые водные мотоциклы. Они так и называются, «водные мотоциклы»? Курила в обществе новых знакомых, которых на радостях отчего-то называла своими новыми друзьями, кальян с гашишем, в ночном клубе попробовала экстези, короче, отрывалась на полную катушку.

Вернулась в Москву, и снова начались работа и институт. По сравнению с тем, откуда она приехала, скука смертная. Лектор по биологии что-то там талдычит про леммингов, а Света смотрит в окошко лекционной аудитории и мечтает, мечтает... Как-то раз в ночном клубе она познакомилась с симпатичным молодым человеком. Или он с ней, неважно. Они поехали на такси на съёмную светину квартиру.
Утром, когда Света проснулась, его уже не было. Она, конечно, расстроилась, что он ушёл, даже не попрощавшись. На столе она нашла от него записку, полную очень плохих ругательных слов.
- Если ты меня заразила, то я тебя убью, - прочла Света, - хм, какой-то кретин попался. Но ночь была великолепной, конечно, да. Мог бы и спасибо сказать, козёл. Интересно, чем это я могла его заразить...

Света вошла в ванную и закричала от ужаса. Нет, там не было расчленённого трупа соседки сверху, а просто Света увидела своё отражение в зеркале. Лицо было покрыто красными с лиловым отливом пятнами. Осмотр всего тела показал, что такие же пятна есть на руках, на груди и немного на животе.

Света прислонилась к стене и сползла вниз, и так некоторое время сидела в коридоре. СПИД, - думала она, этот козёл меня точно заразил. Она на всякий случай выпила по одной таблетке каждого лекарства, что были у неё дома. Дома у неё оказалось не так уж чтоб очень много лекарств, только анальгин, супрастин да фуразолидон с истекшим сроком годности.
Света металась по квартире, как лев по клетке, не зная, что предпринять. Искала в интернете телефоны каких-нибудь частных венерических клиник или медцентров, но суммы, указанные на неимоверно кривых сайтах, да ещё и по два-три года не обновлавшихся, были довольно кусачими. От нервного напряжения у Светы случилось расстройство желудка. Но на дворе была суббота, к счастью, на работу идти было не нужно, а на институт можно было забить.

К величайшему облегчению Светы, к обеду пятна посветлели и площадь их уменьшилась. Света передумала помирать. К вечеру пятна довольно сильно поблекли, а к утру пропали практически совсем. В понедельник Света пошла на работу как ни в чём ни бывало. С работы она позвонила в поликлинику, которая обслуживала работников фирмы, в которой работала Света, по договору медицинского страхования, и поинтересовалась, как и когда можно прийти сдать кровь на анализ. Оказалось, предварительной записи никакой не надо, можно прийти в понедельник, среду или пятницу утром, показать медицинский полис и сдать кровь в лаборатории.

Надо ли говорить, что Света ничего никому не рассказывала. Это была слишком откровенная тема для разговора, куда откровеннее даже, чем симуляция оргазма.

С трудом Света дождалась среды, на каждой перемене в институте и примерно с таким же интервалом на работе бегая к зеркалу и проверяя, не появляются ли пятна снова. Пятна не появлялись. В среду утром Света сдала анализы крови на СПИД, сифилис, гепатит, на биохимию и общий клинический. Пропустила институт, так как у неё упало давление, и она до обеда приходила в себя в поликлинике, отпаиваясь горячим чаем. После обеда часть анализов уже была готова, и Света с облегчением узнала, что ни СПИДом, ни сифилисом, ни гепатитом не больна. На следующий день она перед институтом получила на руки результаты всех остальных анализов. Она была совершенно здорова, но ей рекомендовали пройти профилактический осмотр у всех врачей-специалистов. Разумеется, не потому, что в поликлинике беспокоились о здоровье Светы, а потому, что беспокоились о своём материальном благосостоянии.

Итак, Света была здорова, но пережитый кошмар надолго отвадил её от случайных знакомств с пикаперами в ночных клубах. Света стала больше времени уделять мальчикам из института. Это были более домашние и потому более надёжные молодые люди. Не кололись, чересчур много не бухали, были весёлые и прикольные. С мальчиком с соседнего факультета у Светы завязались какие-то отношения. Она питалась в институтской столовой за его счёт, он возил её до работы на своей машине. Но отношения быстро распались. Дело было так.

Как-то раз он уговорил Свету остаться у него до утра; да она и сама была не очень против. Утром Света проснулась раньше него и первым делом посмотрела на свои руки. На руках было несколько красных пятен с лиловым отливом. Света побежала в ванную смотреться в зеркало и — о, ужас! - лицо было покрыто теми же пятнами. Немного пятен было на груди, но в этот раз лицу досталось больше, весь подбородок был лиловым с фиолетовыми прожилками, сплошное пятно поднималось до носа и чуть ли не до глаз. Света быстро оделась, завернула лицо шарфом и побежала домой.

В метро её остановил милиционер и попросил документы. И ещё попросил убрать шарф с лица. Не знаю, чего он там хотел под шарфом увидеть — девушку-шахидку, что ли. Пару секунд они со Светой смотрели друг на друга, потом милиционер отдёрнул руку от протянутого ему паспорта, торопливо отдал честь и ретировался. Света опять была в панике, правда, не в такой, как в прошлый раз. Она опять наглоталась всевозможных таблеток, на сей раз в комплект, помимо набора с прошлого раза, попала ещё но-шпа, которую Света купила на случай сильных болей в животе во время месячных и компливит (витамины).
Как и в прошлый раз, к утру следующего дня жуткого вида пятна полностью прошли. На работу Света позвонила и сказала, что заболела. Начальник сказал, что она может взять административный отпуск до понедельника, таким образом, у Светы была почти половина рабочей недели и все выходные свободные. Она опять съездила в поликлинику сдала кровь и опять убедилась, что ничем страшным не болеет. На радостях она посетила салон красоты, оставив там немалую сумму. Болеет она так, ага.

С тех пор Света стала избегать тесного общения с мужчинами. На самом деле она готова была на них вешаться, но стоило какому-то мужчине приблизиться с предложением даже просто присоединиться к большой компании для похода в кино, как Света вспоминала эти страшные красно-лиловые пятна и чаще всего отказывалась под каким-нибудь благовидным предлогом. Завела себе кошку, а потом ещё одну. Теперь всегда был неопровержимый предлог — надо покормить кошек, а то они бедненькие там дома одни голодные сидят. Мужчины видели, как Света на них смотрит, но, получая неизменно от неё отказ, считали это такой игрой. В них просыпался инстинкт хищника, они вились вокруг Светы и укладывались в штабеля. А Света помнила про красно-лиловые пятна.
В институте она даже стала лучше учиться. К одному из коллоквиумов она подготовила замечательный доклад по теории эволюции и естественному отбору, и её даже ставили в пример всей группе. Как минимум потому что Света хотя бы прочитала то, что скопипастила из интернета.

Но как-то раз один из менеджеров среднего звена, который очень нравился Свете, решил уволиться. И устроил отвальную, то бишь прощальный пир. Света как могла пыталась владеть собой, но всё равно напилась, и он увёз её к себе с корпоратива часов в восемь вечера.
Наутро, конечно же, Света с ужасом начала рассматривать руки. Руки были чистые. Она побежала в ванную посмотреть на своё отражение. Отражение было в порядке, на лице — не единого пятнышка. Света стояла, смотрела на своё отражение, и голова у неё кружилась от счастья. Правда, недолго, поскольку от счастливых грёз её отвлёк голос её менеджера:
- Что у тебя со спиной!? - Света вздрогнула, извернулась, чтоб посмотреть на спину в зеркале и... да, вся спина снизу до лопаток, а также почти все ягодицы были покрыты красными пятнами с лиловым отливом.
- Вчера этого не было, - сказал менеджер среднего звена, - что это у тебя? Аллергия?
- Аллергия, - сокрушённо сказала Света.
Менеджер поволок её к знакомым врачам, к иммунологу и аллергологу. Света сопротивлялась, но, во-первых, менеджер был умнее, сильнее и опытнее, чем она, поскольку был раза в полтора старше, во-вторых, он знал её Самую Страшную и Сокровенную Тайну — про пятна, поэтому он с ней совладал довольно быстро.
Пожилая врач-иммунолог заставила Свету раздеться, положила на кушетку и некоторое время пристально изучала пятна на её спине, которые уже немного поблекли.
Потом разрешила встать и одеться. И, глядя на висящий в кабинете портрет Чарльза Дарвина, изрекла:
- У вас, милочка, действительно, аллергия. На мужчин.
Tags: графоманство
Subscribe

  • Плёнка №203

    Плёнка: Fomapan profi line creative 200 Фотоаппарат и объектив: Zenit-B + Helios 44-M 2/58 Проявитель: Fomadon LQN Сканер: FilmScan35 II 1 2 3…

  • Коуты над Десной, часть 1

    Первого августа, перекрыв дома воду и выключив интренет, мы приехали в городочек Коуты над Десной. Это конечная станция железной дороги вообще,…

  • Плёнка №202

    Плёнка: Fomapan profi line action 400 Фотоаппарат и объектив: Zenit-E + Helios 44-3 2/58 Проявитель: Fomadon LQN Сканер: FilmScan35 II 1 2 3…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments