Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Сказка о Иване и Кощее Бессмертном (окончание)

Выспался Иван. Проснулся, по избе походил, умылся, и книги нашёл колдовские. Открыл почитать и зачитался. Пока все не прочёл, оторваться не смог. На то они и колдовские, что пока не прочтёшь, не сможешь остановиться. Так можно и до самой смерти читать, но Иван-то читал быстро, к вечеру дочитал всё. Многое не понял, конечно, но что понял, запомнил. А что, думает, будем Кощея его же чёрным колдовством бить! А вычитал Иван про то, как ступой управлять, как зелье из мухоморов варить, да про волшебные гребень, полотенце и платочек. Гребень волшебный вот каким свойством обладает: если кинуть его позади себя, то тут же из земли до неба частокол вырастет. Полотенце если позади себя кинуть, то река широкая разольётся. А платочком махнешь три раза, то мост через реку наведётся. Махнёшь ещё три раза — мост исчезнет.
Вернулся Иван к тому дубу, где Баба Яга в ступе разбилась. Смотрит, а кости Бабы Яги уже истлели все за один день. Ступа же вот стоит рядом, цела и почти невредима, и помело волшебное рядом же. Забрался Иван в ступу, взял помело, махнул, и полетел. Так прямо и долетел до той горы, где изба стоит, в которой оракул Всевед живёт. А было ли море синее или не было, он того не заметил, уж очень быстро летел.
Оставил Иван ступу под горой, и поднялся к Всеведу. Здравствуйте, говорит, меня зовут Иван и я к вам за советом. Хочу узнать, как с Кощеем Бессмертным совладать. Всевед отвечает, что к нему много людей за разными советами приходят, но за таким дурацким пока ещё ни разу. Но согласился Всевед Ивану помочь. Только, говорит, надо ночи дождаться, выйдут на небо луна и звёзды, буду я по звёздам гадать. Видишь, у меня даже специальный аппарат есть, называется телескоп, я через него на звёзды гляжу. Посмотрел Иван на телескоп, и спрашивает, мол, чего он у тебя не на небо, а в сторону соседней деревни направлен? Всевед смутился и говорит, не твоего ума, дурак, это дело. Потом чай пили да Иван помогал Всеведу по хозяйству, а вечером Иван спать лёг, а Всевед за телескоп взялся и принялся по звёздам гадать.
Утром будит Всевед Ивана и говорит, что нашёл ответ, как с Кощеем Бессмертным совладать. Есть посреди моря-океана, говорит, остров Буян. На том острове дуб растёт, к дубу цепями сундук прикован. В сундуке — медведь. Убьёшь медведя, из него заяц выскочит. Убьёшь зайца, из него утка вылетит. Убьёшь утку, из неё щука выпадет. Убьёшь щуку, в ней найдёшь яйцо. В яйце том иголка будет, в иголке — смерть Кощеева. Как иголку сломаешь, так Кощей и умрёт, а вместе с ним всё его колдовство разрушится. Поэтому, вероятнее всего, говорит Всевед, и чёрный замок кощеев тоже развалится, поэтому надо тебе сначала Марью-царевну из замка вытащить и самому выйти оттуда, чтоб вас не завалило. Но это ещё не всё. Понадобятся тебе меч и конь богатырские, под стать кощеевым.
Да я мечом не владею, верхом ездить не умею, говорит Иван. Ничего, отвечает Всевед, с этими мечом и конём всё сможешь, главное — меч и узду в руках удержать. Меч-то не простой тебе нужен, а кладенец. Он сам с Кощеем рубиться будет, ты только за рукоять держись крепче. И конь не простой тебе нужен, а быстрый и могучий, как ветер. На нём никто усидеть не сможет, если он сам этого не захочет, а коли он позволит, то знай узду крепче держи, чтоб не свалиться по дороге.
Да где ж я найду чудеса эти, спрашивает Иван. Сейчас расскажу, отвечает Всевед. Меч тебе выкует Мастер Кузнец, а конь такой волшебный водится в табуне у Чародея Коневода. Объяснил потом Всевед Ивану, где живут Мастер Кузнец и Чародей Коневод и попросил Ивана ступу Бабы-Яги ему оставить в благодарность за советы, уж больно интересно она устроена. Вздохнул Иван, уж больно в ступе ему летать понравилось, но оставил Всеведу и ступу, и помело, а сам пошёл к Мастеру Кузнецу пешком.
Долго шёл, коротко ли, да сказка всё короче сказывается. Пришёл Иван к Мастеру Кузнецу и ему в дверь постучал. Вышел Мастер Кузнец, Ивана оглядел, кинжал на поясе увидел. Дай, говорит, кинжал посмотреть! Дал ему Иван кинжал, оглядел Мастер Кузнец кинжал, пальцем лезвие потрогал и говорит, что мол, дилетант делал, сразу видно. В книжках чего-нибудь начитался, а опыта-то всё равно нет. Вернул кинжал Ивану, и потом только спросил, как звать тебя, добрый молодец, да что тебя ко мне привело. Рассказал Иван Мастеру Кузнецу, что нужен ему меч-кладенец, чтоб с Кощеем на равных рубиться можно было. Призадумался Мастер Кузнец. Кладенец, говорит, это очень непростое дело, и поэтому награду за него я тоже очень непростую попрошу. Выкую я тебе меч-кладенец, говорит, если ты мне принесёшь самую большую драгоценность в Подземном Царстве. Вон там гора, за горой дыра в земле, в дыре — Подземное Царство. Теперь настала очередь Ивана призадуматься. Почесал он в затылке, поразмыслил, и, делать-то нечего, согласился.
Дошёл он до горы, перелез через неё и к дыре спустился. Темно там, ничего не видать. Привязал к дереву верёвку, и вниз сбросил. Спускаться по ней стал, и к счастью, как раз до дна дыры длины верёвки хватило. Стал Иван на дно дыры и огляделся. Тут хоть и глубоко под землею, но светло, как днём. Сверху только потолок каменный виден, а то совсем было бы как наверху. Деревья растут, трава, грибы, и тропинка идёт куда-то. Пошёл Иван по тропинке, и вышел к городу. В том городе драгоценных камней, самоцветов, золота и серебра — видимо-невидимо! Золотом там наличники у окон обкладывают, да самоцветы в оправу вправляют. Серебром крыши кроют. Яшмой дороги мостят. Идёт Иван по городу и дивится. Вдруг окружили его стражи. Вышел главный вперёд и говорит: чужеземец из верхнего мира, пошли с нами во дворец. Сопротивляться не вздумай, не то живо на копья насадим. Делать нечего, пошёл Иван во дворец со стражами подземными. Думает — как, интересно, они поняли, что я чужеземец из верхнего мира? Потом понял — он, Иван, загорелый да здоровый, а эти все тут внизу без света солнечного бледные, как мука, тощие да хилые, так что чужеземца сразу видно.
Привели Ивана во дворец к подземному царю. Тот спрашивает у Ивана, мол, кто таков и зачем пожаловал? Иван и говорит: зовут меня Иван и я дурак. Пришёл меняться. А что на что поменять хочешь, спрашивает царь. Иван тут хитрить и врать начал: вот, говорит, у меня есть кинжал волшебный, который сделал сам великий Мастер Кузнец, а я хочу его выменять на самую большую драгоценность, которая есть у вас в Подземном Царстве. Посмеялся подземный царь над Иваном, но кинжал посмотреть взял в руки. Покрутил его и говорит, да, хороший кинжал. Я бы за него дал тебе алмаз в тысячу каратов (Иван подивился) или мешок изумрудов (Иван ещё сильнее подивился), но самая большая драгоценность моего царства — это не камни драгоценные и не груды золота, это моя дочь. Так что я тебе её не отдам, но поговорить с ней можешь. А потом иди на все четыре стороны, дурак.
Вышла к Ивану дочь Подземного Царя. Красоты такой, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Иван оробел от красоты такой невиданной, и даже слова молвить не мог. Дочь Подземного Царя рассмеялась, что, дурак, дар речи потерял? Иван опомнился и говорит: звать меня Иван, и я на самом деле не дурак. Ты же до этого сказал, что дурак, говорит дочь Подземного Царя, ты, выходит, солгал? И солгал, и не солгал, говорит Иван. И рассказал про то, как цветущей плакун-травы наелся. Потом рассказал, как на ярмарке был и указ царский слышал, потом — как к Всеведу добирался, да так всё и рассказал до самого конца почти без прикрас, только кое-что всё равно утаил. Потом говорит — может, дадите мне какой-нибудь камень драгоценный, я отнесу его Мастеру Кузнецу да скажу, что это самая большая драгоценность в Подземном Царстве? Меч-кладенец мне нужен очень, чтоб с Кощеем совладать. Дочь Подземного Царя только рукой махнула. А потом расспрашивать Ивана стала про мир наверху. Стал Иван рассказывать про леса дремучие, про степи бескрайние, про горы высокие, про озёра голубые, про моря глубокие, про реки широкие. Слушала, слушала дочь Подземного Царя, но когда Иван начал рассказывать про солнце, и луну, и звёзды, и облака, и как погода меняется, молвила: врёшь ты всё, не может такого быть. Иван сразу смекнул, что можно попробовать уговорить ей наверх подняться, чтоб на небо, на солнце, звёзды и луну посмотреть. Давай, говорит, поднимемся наверх, сама всё и увидишь. Сомневаться стала царевна, ведь Царь Подземный её не отпустит. А Иван пуще прежнего её уговаривает, и согласилась царевна. Вышли они из дворца и пошли к тому месту, где верёвка висит. Прошли полпути, слышат — за ними погоня. Обнаружил Подземный Царь, что дочь его пропала, и пустился вослед. Достал Иван из котомки волшебный гребень, кинул его позади себя, и вырос частокол не до неба, а прямо до потолка Царства Подземного. Пока погоня через частокол прорубалась, добежали Иван с царевной до верёвки и наверх подниматься стали. Уже до самого верху почти залезли, как по веревке за ними вверх полезли солдаты Подземного Царя. Только Иван с Подземной Царевной наверх вылезли, как верёвка, не выдержав тяжести, оборвалась, и все солдаты вниз упали.
Пошли Иван с царевной к Мастеру Кузнецу. Царевна всё на небо смотрит да по сторонам, всё ей чудным кажется, радуется она и довольна.
Дошли к дому Мастера Кузнеца, стучит Иван в дверь. Вышел Мастер и спрашивает: что, мол, Иван, принёс самую большую драгоценность Подземного Царства? Не принёс, а привёл, говорит Иван, вот она — и на царевну указывает. Мастер Кузнец как её увидал, так сразу влюбился без ума. Подскочил к ней, взял за белы руки и говорит ей: выходи за меня замуж! Смутилась царевна, очи опустила, запунцовела. Тут Иван Мастера Кузнеца одёргивает, мол, а меч-то как? Выковал я тебе меч, говорит Мастер. И выносит из кузницы меч-кладенец. Это, говорит, меч не простой, а особенный. Главное, в руках его удержать, а уж он сам в бою рубиться станет.
По всему лезвию меча как узоры какие-то начертаны. Взял Иван меч, глубоко поклонился Мастеру, поблагодарил его. Смотрит — а узоры как будто в буквы сливаются, и в слова складываются. «На погибель Кощею», - прочёл Иван. Ну что, спрашивает Мастер Кузнец, прочёл, что там написано? Да, отвечает Иван, прочёл. Ну и хорошо, говорит Мастер, стало быть, Иван, меч тебя своим хозяином признал. Вот тебе ножны ещё.
Сунул Иван меч в ножны, распрощался с Мастером Кузнецом и с дочерью Подземного Царя, и пошёл туда, где живёт Чародей Коневод.

Долго ли шёл, коротко ли, встретилась ему по дороге река бурная да широкая, а моста нет. Достал Иван платок волшебный, три раза махнул — навёлся мост чудесный через реку. Перешёл Иван по мосту, обернулся, махнул платком три раза, мост пропал. Пошёл Иван дальше. Идёт, слышит — плачет кто-то. Огляделся кругом — никого. Вдруг слышит: Иванушка, выручи меня! Пошёл Иван на голос и видит: попала в капкан охотничий волчица и голосом человечьим молвит: выручи меня, Иванушка, я тебе службу сослужу! Вот тебе раз, говорит Иван, первый раз вижу, чтоб волк говорил. Так уж и быть, выручу тебя, а службы мне от тебя никакой не надобно. Разжал Иван капкан, достала волчица лапу, идёт хромает. Погоди, говорит Иван, вот травы лечебные. Сварил отвар целебный, приложил волчице к лапе, рана затянулась. Спасибо, говорит волчица, я тебе ещё пригожусь! - и в лес дремучий убежала. Идёт Иван дальше, слышит — плачет кто-то. Огляделся кругом — никого. Пошёл на голос и видит — попалась щука в сети на реке и плачет. Завидела щука Ивана и голосом молвит человечьим: выручи меня, Иванушка, я тебе службу сослужу! Первый раз вижу, чтоб щука разговаривала, говорит Иван, так и быть, выпутаю я тебя из сетей. А службы мне и не надо никакой, какой с тебя прок. Достал Иван свой кинжал, сети разрезал, выпустил щуку. Хорошо, этого рыбаки не видели. Спасибо, Иванушка, говорит щука, я тебе ещё пригожусь!
Пошёл Иван дальше, слышит — опять плачет кто-то. Да чтоб вас всех разобрало, ругается Иван, но пошёл на голос. Слышит, плач снизу идёт. Присмотрелся, глядит — пчёлка в цветке застряла и плачет. Завидела пчёлка Ивана и молвит голосом человечьим, выручи меня, Иванушка, я тебе службу сослужу! Расхохотался Иван, да какую ты службу можешь сослужить, ты ж пчёлка козявка! Освободил пчёлку из цветка и отпустил на волю. Спасибо, кричит пчёлка, я тебе ещё пригожусь!
А Иван дальше пошёл. Более по дороге попавших в беду говорящих зверей не встретил, и пришёл к Чародею Коневоду. Жил тот в большом тереме, украшенном резьбой в виде лошадей. Рядом с теремом была конюшня, вокруг на лужайках паслись лошади. Постучался Иван к Чародею Коневоду, тот отворил и спрашивает: ты кто таков? Чего надобно? Иван отвечает, мол, я Иван-дурак, хочу коня у тебя вот попросить. А, отвечает Чародей Коневод, коня волшебного захотелось? Это можно устроить. Дам я тебе коня, не за деньги, не за золото-серебро, а просто за то, что табун мой три дня попасёшь. Не потеряешь ни одной кобылицы и ни одного жеребца за все три дня, так и быть — конь твой. Волшебный, быстрее ветра бегает, рвы перелетает. Но потеряешь хоть одного или приведёшь табун домой после захода солнца — смотри у меня, голову сниму! И меч твой — Чародей Коневод посмотрел на черен меча — кладенец тебе не поможет. Я ж чародей!
Подумал Иван, но делать нечего. Согласился. Иван спать пошёл, а Коневод Чародей зашёл в конюшню и говорит коням, завтра от Ивана все разбегитесь и до захода солнца домой не возвращайтесь! Не нравится он мне, дурак этот, в первый день голову ему снесу с плеч!
В первый день повёл табун пастись Иван на опушку леса. Привёл, кони все поразбежались по лесу. Ходил-бродил Иван, коней скликал, собирал, да всё не может никак. Смотрит — уж вечер близится. Был бы Иван и правда дураком, то сел бы на пенёк и горько заплакал. А наш Иван понял, что Чародей Коневод ему голову снесёт с плеч, и думал, надо удрать. Или лучше одного коня поймать, сесть, и на нём удрать. И тут слышит — волки воют в лесу. И тут все кони волшебные как один из леса повыскакивали, к Ивану сбились, и дрожат от страха. А в лесу волков видимо-нивидимо! Зубами щёлкают, глазами сверкают, лошадей в лес не пускают. Вышла из лесу волчица, которую Иван выручил, поклонилась ему и молвит, вот я тебе и пригодилась! Поблагодарил волчицу Иван, собрал весь табун и привёл его к закату солнца домой. Поужинал, спать лёг, а Чародей Коневод в конюшню пошёл. Я же вам сказал, разбежаться от Ивана! Кони отвечают, так мы разбежались, но набежали волки и нас к Ивану согнали. Повезло Ивану, говорит Чародей Коневод, ладно. Завтра он вас на берег морской пастись поведёт. Вы от него в море убегите, он там вас не соберёт.
На второй день повёл Иван коней на берег моря пастись. Кони все разом в море убежали, только Иван их и видел. Ходил по берегу, кликал их, да всё напрасно. Смотрит — вечереет уже. Ну, думает, Чародей Коневод мне голову с плеч снимет, надо тягу давать. И тут видит — бегут с моря все кони волшебные, а гонят их оттуда огромные косяки щук. Сбились кони вокруг Ивана, дрожат от страха, а из моря пасти зубастые торчат, аж воды не видно. Одна щука, та, которую Иван спас, и говорит, видишь, я тебе пригодилась! Поблагодарил щуку Иван, собрал табун и привёл домой к закату солнца. Поужинал и спать лёг, а Чародей Коневод опять в конюшню пошёл. Негодует. Я же вам сказал, кричит на коней, поразбежаться! А вы? А что мы, отвечают кони, мы поразбежались, как ты велел. Только наплыла огромная щучья стая, нас к Ивану согнала. Что, кричит Чародей Коневод, хотите под седлом дурака ходить? Кони насупились, молчат. Только один молодой жеребец говорит, а что, всё лучше, чем под кощеевым. Иван добрый. Молчать! - кричит Чародей Коневод. Завтра тертий день, поведёт вас Иван в степь пастись. Разбегитесь по степи, чтоб он вас не нашёл, и до захода солнца домой не возвращайтесь.
На третий день повёл Иван коней пастись в степь. Он уже заранее ожидал, что они все поразбегутся, и всех стреножил. Да куда там! Кони путы разорвали и разлетелись, как ветер, по всей степи. Вот незадача, думает Иван, опять разбежались. Ходил он по степи, бродил, смотрит — вечер скоро. Коней нет, надо тягу давать, чтоб голову на плечах оставить, говорит сам себе Иван. И тут слышит как будто рой жужжит. Смотрит — и правда, пчел видимо-невидимо над степью, и все сгоняют коней к Ивану. Сбились кони к Ивану, дрожат от страха, а пчёлы вокруг кружат, не жалят, но и не пускают коней. Одна пчёлка подлетела к Ивану и говорит, вот видишь, и я тебе пригодилась. Поблагодарил пчелу Иван, собрал весь табун и привёл его домой к заходу солнца. Чародей Коневод чуть не проглотил свой колпак от злости, но коня Ивану отдал, того самого, который говорил, что лучше под ивановым седлом, чем под кощеевым.
Не мешкая, собрался Иван в путь-дорогу. Взял коня под узцы и повёл не спеша. Отошли на пару вёрст, тут конь и говорит, передумал Чародей Коневод, за нами гонится, хочет меня воротить, а тебя погубить. От него мне не ускакать. Иван тогда достал волшебное полотенце и бросил его через плечо. Разлилась река широка и глубока. Махнул Иван три раза волшебным платочком, навёлся через реку мост. Махнул потом ещё два раза, не три. Мост не пропал, остался стоять, но стал зыбким. Поехал Чародей Коневод по мосту, мост под ним подломился, упал он в реку, да в ней и сгинул.
Ну теперь, говорит Иван коню, пора нам на остров Буян, что посреди моря стоит. Хорошо, говорит конь, садись верхом. Сел Иван на коня верхом, и тот поскакал, да не в ту сторону. Эй, кричит Иван, ты куда? Море-то в другой стороне. А это я, отвечает конь, разбег беру. Держись крепче! Развернулся конь и поскакал к морю. От берега оттолкнулся, и перелетел сразу на остров Буян.

Остров Буян представлял собой каменистую одинокую гору, торчащую из моря и обдуваемую всеми ветрами гору. Рос на верхушке могучий дуб, которому было плевать на все ветра и штормы. Прочая флора острова была представлена тощими сухими былинками, торчащими то тут, то там между камней. Ни птиц, ни животных на острове Буяне не водилось. Унылейшее место. Конь при приземлении по колено ушёл в землю. Вылез, тряхнул головой. Иван спешился и поднялся к дубу. На дубе меж ветвей висел здоровенный сундук, прикованный к дубу цепями. Иван обошёл дуб, попробовал влезть на него, но нижние ветки начинались высоко-высоко над его головой, а ствол бы неохватный. Наконец Иван, цепляясь за неровную кору, забрался наверх. Достал кладенец, перерубил цепь, сундук тяжело грохнулся на землю. Иван спрыгнул следом. Чтож ты так, сказал меч, самый первый удар и по цепи. Нет чтоб голову по дороге срубить кому-нибудь, эх. Не тужи, ответил Иван мечу, будет тебе веселье. Отрубил с сундука замок (меч недовольно заворчал), и пинком ноги открыл его. Крышка отворилась, и из сундука поднялась тёмная тяжёлая фигура медведя. Он не успел до конца разогнуться и занести для удара лапу со страшными когтями, как его искромсал в куски меч-кладенец, Иван только что и успевал держаться за рукоять изо всех сил. Ну вот, хоть что-то, сказал меч. Иван убрал его в ножны. Тут из остатков медведя выскочил заяц и дал стрекача к морю. Затаился там меж камней. Далеко не убежишь, сказал с ухмылкой Иван, достал три стрелы и лук и пошёл искать зайца. Заприметил его, прячущего в камнях, выстрелил и убил. Из зайца в тот же миг вылетела утка и Иван сбил её второй стрелой. Из утки выпала щука, но не успела долететь до воды, как её настигла третья стрела Ивана. А вот тут-то Ивану пришлось понырять за яйцом, выпавшим из щуки и упавшим на дно. Но сколько ни долбил он его о камни, не смог разбить. У, Кощей, так тебя разтак, ругался Иван. Пришлось снова доставать кладенец и рубить яйцо напополам. Из осколков скорлупы Иван достал иголку, и заколол её за воротник рубахи. Сел на коня, и отправился прямиком во дворец Кощея за прекрасной Марьей-царевной.

Конь перескочил море, и в три скачка оказался неподалёку от замка Кощея, на огромном поле, сплошь усеянном павшими воинами. То была дружина какого-то принца, павшая в битве с кощеевой ратью. Дальше поскакал Иван, и увидел поле больше первого, тоже всё усыпанное трупами, то была дружина другого принца, побитая ратью Кощея. Дальше поскакал Иван, и увидел поле больше первых двух, и тоже усыпанное трупами; то была дружина третьего принца, самого богатого да спесивого. И его победил Кощей. Дальше поскакал Иван, и прискакал к замку Кощея. Точнее, к башне Кощея. Высоченная чёрная башня, с узкими окошками, и с дверью внизу. Был бы Иван дураком, он бы заколотил в дверь, и заорал: выходи биться, Кощей! Но Иван был умный, он аккуратно просунул кинжал в щель, приподнял им засов, отворил дверь и тихонько проскользнул внутрь. А внутри сидела кощеева стража. Иван вытащил меч-кладенец из ножен. Ха-ха-ха, вот сейчас будет потеха, захохотал меч, держись крепче, Иванушка! И завязался бой. Иван крепко меч держал, и всех победил. Побежал вверх по лесенке. Добежал до самого верху башни, разрубил дверь комнаты, где Кощей Марью-царевну в плену держал, и вбежал внутрь. Марья-царевна, говорит, я пришёл тебя спасти, меня зовут Иван. А про то, что дурак, не сказал, не подходящее время потому что. Марья-царевна у окошка сидит, красивая и печальная. Увидела Ивана, вскочила. Иванушка, говорит, как ты меня вызволишь? Кощей тебя погубит, а меня всё равно обратно посадит. Ничего, говорит Иванушка, разберёмся. Схватил царевну под белы руки и вниз потащил. Стражники кощеевы ежели попадались на пути, то он их не жалел. Выскочили они на улицу из башни, сели на коня и поскакали домой скорее.
Тем временем Кощей вернулся. Глядь — царевны пропала. Что ж такое, говорит стражникам, как допустили? Те только руками разводят. Ладно, говорит Кощей, сейчас я поем, высплюсь, да и завтра утречком пущусь в погоню. Нет, Кощей, говорит ему конь, украл Марью-царевну Иван, а под ним конь богатырский под стать мне, так что не медли, садись, да поскакали. Вскочил Кощей на коня и пустился в погоню. Тем временем Иван да Марья-царевна остановились в лесу водицы из ручья испить. Тут их Кощей и нагнал. Иван вытащил из воротника иголку и сломал её пополам. Тут и рухнула башня кощеева, рассеялись тучи, а сам Кощей заорал страшным голосом. Давай, родимый, сказал Иван мечу, и отсёк Кощею голову.
Так и умер Кощей. На том месте земля провалилась, и из ямы зловоние подымается. А Иван с Марьей вернулись в родимую сторонку. Привёл Иван Марью-царевну во дворец к царю. Тот сидит, рот разинул, и глазами только хлопает. Вроде уже и свыкся с мыслью, что родную дочь более не увидит. Женился во второй раз, новая царица вон уже брюхата ходит. А тут на тебе — припёрся какой-то деревенщина, и полцарства требует. Но ничего не поделаешь, царское слово есть царское слово. Сыграли свадьбу Иван с Марьей-царевной, и отдал царь Ивану половину царства свеого, даже не половину, а так, краешек сбоку, самый захудалый, на границе с варварами. Иван стал править мудро и справедливо, и краешек этот процветать стал. Варвары прознали да войной пошли, но не тут-то было, Иван со своим войском всех варваров победил, и земли их себе присоединил. Царь-то об этом прознал, да и поперхнулся со злости. Так как юный царевич, которого царица родила, по молодости лет чтоб править мал был, Иван стал регентствовать. Посоветовался с Марьей женой своей, да в одну тёмную ночь как-то не стало ни царицы той, ни юного царевича, а Иван стал править всей большой страной, и жили они с Марьей долго и счастливо, и правителями были мудрыми, добрыми и честными, и весь народ их любил. Оракул Всевед пришёл в град стольный и стал царским советником, с Подземным Царством завязались дипломатические отношения и бурная торговля. По проекту Ивана неподалёку от стольного града специальную дыру в земле провертели в Подземное Царство.
Вообщем, всё хорошо закончилось. В одну из годовщин свадьбы царской и я во дворце у Ивана праздновал. Нажрамся так, что слуги на конюшню меня отволокли спать. Проснулся, ничего и не помню, а что вспомнил, вам рассказал.
Tags: графоманство
Subscribe

  • Читалово и смотрилово

    Попытки читать дальше «Дракулу» в оригинале я пока оставил. Потому что там я добрался до такого места, где идёт длинный монолог старого моряка. Этот…

  • Засмотрено и зачитано

    Засмотрено. После знакомства с "Первому игроку приготовиться" - я имею в виду не эту гламурно отрендеренную какашечку, а книжку - мы с Ленкой решили…

  • Зачитано и засмотрено

    Прочитал на чешском языке книгу "Демон из Ист-Энда" писательницы Петры Словаковой. Это первая книга из серии "На службе её величества" (название…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments