Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Category:
  • Location:
  • Mood:

Северная Карелия - 2009. Часть 2

25 июля. День пятый.


Проснулись поздно, где-то в половине девятого. И то, я проснулся оттого, что Сергей Борисович во всеуслышание объявил, что у него молочная кислота даже в мышцах мизинца.
Все ходят по лагерю, как паралитики, Ереваныч кряхтит втрое больше обычного. Собираем катамараны. Комары просто звереют, я зверею в ответ, злюсь, плююсь и ругаюсь матом. Время 11:53, давление 753 мм.рт.ст., ярко светит солнце. На обозримом участке неба облака не наблюдаются.

Перед обедом я решил всё-таки сходить на тот берег Тикшеозера через болота. Поднялся от берега Аштахмы до первого болота, сфотографировал его, постоял чуть-чуть и вернулся обратно в лагерь.


Болото на волоке

В четвёртом часу пополудни закончили со стапелем и обедом, отчалили. Координаты этой стоянки я не удосужился спросить, но твёрдо уверен в том, что она расположена точно на юг от небольшого озерца рядом с южной (юго-восточной) оконечностью Тикшеозера.
Итак, отчалили. В Аштахме мутная коричневая торфяная болотная вода, как в торфяном болоте. Наверняка в этой гадости должно водиться немало рыбы. Но рыба меня там не интересует. Мы поплыли к тому месту, где в Аштахму впадает и вытекает Елеть. И сразу подул сильный встречный ветер. Мы гребли против ветра, как лошади. Берега Аштахмы низкие, заросшие густым лесом с подлеском. Фиг проберёшься, если придётся высадиться в случае чего. Сирожа охарактеризовал подобный тип местности как «сосново-берёзовое блять болото».
Возле южной оконечности Аштахмы расположен мыс (или остров, я точно не понял), слева от него буквально по касательной проходит Елеть. Елеть — небольшая река. Ширина в этом месте метров восемь-десять, глубина — метр-полтора. Берега низкие болотистые, покрыты кустарником. Выше — такой же густой лес, как по берегам Аштахмы. Течение довольно быстрое, но спокойное, без бурления. Я пытаюсь сам порулить катамараном, так как сижу на носу левого баллона, меня одёргивают.
Сергей Борисович повредил ладонь своей правой руки, усмиряя вытащенную КГМШ из реки щуку.
Спустя минут 5-15, я не засекал, мы высадились на правом (то есть южном) берегу Елети, на единственной в окрестностях нормальной стоянке. Координаты: 66,1490° N 32,0968° E. Ужасный комарятник, комаров больше, чем на Аштахме, но, к счастью, на так много слепней и оводов, как там. Лес густой, почва сырая, ну, обыкновенное болото. Небольшая более-менее утоптанная площадка есть возле костра; куда ставить палатку — неясно. Но мы поставили, повыдергав мелкие ёлочки с корнем.
Походили чуток с Сирожей пофотографировали. Но нечего здесь фотографировать. Взяли коврики, завалились в палатку спать до ужина. Сирожа об этом месте: «ни хера тут ничего не ловится. Богом забытое место. И Мегафоном тоже». Мегафон действительно не ловит сеть.


Елеть

Вечером выпили настойки родиолы розовой. Она даёт по шарам похлеще, чем водка, и, по словам, плохо влияет на мабуку. Мабука, это из анекдота «смерть или мабука», правда, означает другое совершенно, а именно то, что из анекдота «такой большой человек и такая маленькая мабука». Да, тут хоть и СП, но, подвыпив, любят пошутить, хе-хе, и про мабуку тоже.
Забыл, что хотел написать. А, вспомнил! Сирожа поддатый фигачит залетевших под тент слепней. Ругается. Говорит, слишком большие пайки сала, на мабуку подействует, и на то, что повыше, тоже. Просил записать (когда я ему по его просьбе зачитал последнее предложение), что съел только полпайки сала, а Димочка (то есть я) — полторы.

26 июля. День шестой.


Время: 7:50 утра. Температура: 12,8° C. Давление: 753 мм.рт.ст. Влажность 75%. По прогнозу датского барометра КГМШ, идёт дождь. Ну и на самом деле недо затянуто сплошной облачностью, периодически что-то накрапывает.
Были разбужены в семь утра безобразным образом. КГМШ свистел в свисток и вопил: «подъёооом!». В это время мне как раз снилось, что я еду на работу в ТАИС, и что у меня в плеере играет песня «Marakesh» группы «Goombay Dance Band». С утра мне показалось, что идёт дождь, но на самом деле это долбились в тент палатки залетевшие под него комары. Здесь комарятник куда похлеще, чем на берегу Аштахмы, они просто звереют. На завтрак была рисовая каша с изюмом и падающими туда комарами.
А, забыл сказать. Вчера КГМШ поймал щуку, и Феликс её очень вкусно приготовил.

Перед отплытием решил уединиться. Отошёл от лагеря подальше, сделал своё дело, прикрыл мхом и собрался обратно к лагерю. Отошёл немного, гляжу по сторонам. Тайга кругом. Посмотрел на компас, который висел у меня прицепленный к шлёвке штанов. Посмотрел, развернулся и пошёл в другую сторону. Через минуту увидел КГМШ, а потом и лагерь. Теперь у меня есть не простой компас, а сральный компас.

Елеть


Плывём. Пока плыли, Сергей Борисыч поймал несколько щук, а Ереваныч — щуку и двух окуньков. Прошли несколько небольших порогов на Елети. Плывём долго, хочется есть. Время 13:20, плывём уже более четырёх часов. Причалили к низкому болотистому берегу возле двух сосен в надежде найти место для перекуса. Но не нашли. Сергей Борисович командует отплытие. Получился перекус только у комаров, у нас — перессык.


Я

Гребём дальше. Я устал и очень хочу есть. Ереваныч начал развлекать нас данетками и анекдотами. Спустя примерно час, где-то в 15:15, мы приплыли к месту стоянки. Называется оно «пупырь» (прошлое место называлось «окопы», видимо, из-за особенностей тамошнего ландшафта, действительно напоминающего окопы). Это каменистая гора, торчащая из болот вокруг Елети. Единственное нормальное место стоянки в окрестностях. На этом пупыре мы встали лагерем. Здесь довольно много места, много комаров (разумеется) и много мусора — здесь останавливаются все проходящие туристические группы, но не все способны прибрать за собой мусор.
По дороге сюда мы видели на берегу два вытащенных катамарана. Видимо, их владельцам придётся ещё немало прогрести дальше, чтоб встать на ночёвку, так как Пупырь мы заняли.
Погода прохладная, небо хмурое, периодически накрапывает дождик.

Пороги, которые мы сегодня прошли на Елети, совсем не сложные. Скорее, шиверы просто. Но поначалу мы проехали днищем баллонов по всем камням, да и позастревали несколько раз. Позже Ереваныч отстранил Колю от командования, и дело пошло лучше. А может, просто привыкли и приработались.

Ереванычу надо запретить ловить рыбу. Приближаемся к порогу, Ереваныч неспешно откладывает весло, и неспешно начинает закручивать леску. А порог всё ближе. Я испытал облегчение, когда у него оторвалась блесна, и он прекратил свои неспешные экзерсисы со спиннингом, и стал думать о том, как войти в порог, перед порогом, а не тогда, когда мы уже вошли.

Координаты пупыря: 66,1589° N 32,4782° E.
Выпив за ужином литр водки, мы пошли сходили на жертвенный камень. А, да, после обеда мы никуда с Пупыря не поплыли, а остались на нём, так как прогребли сегодня шесть почти часов и около 20 километров (по течению, но против ветра). Так вот, сходили на жертвенный камень. Коля рассказывал про палаточных духов, для усмирения которых предназначен этот жертвенный камень. Необходимо в позе лотоса, говорил он, сидеть полночи у камня и молиться, потом выкурить пачку сигарет, и тогда на остаток ночи (если кто спросит), палаточные духи прогонят всех комаров.
На ужин сегодня была уха и тушёная щука. Через нелюбовь к костлявым рыбам я всё смолотил, отплёвываясь мелкими рыбьими костями. Хоть и было очень вкусно (спасибо дежурным, завхозу — слава!), моё отношение к костлявым речным рыбам не изменилось.
Между обедом и ужином я часа два с половиной поспал, следуя примеру Феликса, который наелся пьяной морошки во время дневных перессыков.


На пупыре

27 июля. День седьмой.


Проснулись не очень поздно, но и не очень рано. Нормально, во общем. И поплыли. Погода стояла пасмурная, хмурая, периодически начинал накрапывать мелкий дождь. Около 12:00 мы пересекли небольшое озеро, и дождь зарядил проливной. До этого озерца и после него мы прошли несколько порогов. Сегодняшние пороги были поприличнее вчерашних, с бочечками и валами. Максимум с полметра где-то. По ощущениям уже бывавших здесь, воды в Елети в этом году значительно больше, уровень выше сантиметров на 20. поэтому пороги мы именно проходили, а не протаскивались, хотя и наш катамаран, и СП-4 несколько раз застревали на камнях, и их приходилось пропихивать, слезая с баллонов. Ну и более конкретно мы сели в начале последнего порога на Елети. А под порогом стояла группа туристов человек в 20, в основном молодёжь, в том числе и девушки. И они все наблюдали, как мы там во главе с Ереванычем корячимся, пропихивая по камням катамаран.
Сама эта группа туристов думала подняться вверх по Елети и порыбачить, но мы им рассказали про Елеть: кругом комариные болота, стоянок нормальных нет — и они передумали.

Сегодня я убедился в том, что все рассказы про легендарного и ветхозаветного Ереваныча — чистая правда. Он действительно периодически не гребёт, а макает весло в воду. Сирожа сегодня засёк время — на перессыке Ереваныч застёгивал свои гермоштаны шесть минут.
Вышли с Елети в Новое озеро. И остановились на той самой полянке на берегу, на которой стояли два года назад. Здесь тоже, как в тот раз, полным-полно комаров, но после болот Елети мы относимся к этому спокойно. Сквозь тучи стало проглядывать солнышко, стало теплей, мы помылись чуток, постирали и развесили сушиться вещи.

После обеда погода улучшилась. Выглянуло и стало шпарить солнце. Датский барометр КГМШ (который, оказывается, «made in PRC») показывает давление 760 мм.рт.ст, влажность 45% и температуру 29,2° C, потому что лежит на солнцепёке.
Здесь превосходно ловят Мегафон и МТС, видимо, неподалёку ретрансляционная вышка. Благодаря моим экспериментом с номером SMS-гейта я теперь не могу отправить смс не только с мегафоновского номера, но и МТС-овского.


Лагерь на Новом озере

Я лёг спать в палатку. Сирожа ходил вокруг, бухтел что-то, потом тоже залез в палатку. Мы немного поболтали и уснули. Где-то в половине седьмого вечера нас разбудил Сергей Борисович. На Новом озере поднималась буря. Дул сильный восточный ветер, на небо набежали клочковатые тучи. Ветер поднимал волны и срывал с них пену. Игорь Саныч ходил по берегу и цыкал зубом: нам же завтра туда плыть (в смысле на восток, против ветра), а тут барашки на волнах. Натянутый тент раздувался, как парус. Датский барометр КГМШ показывает влажность 66%, давление 754 мм.рт.ст. и температуру 20,1° C, лёжа под тентом в теньке. Сергей Борисович удивляется: сильный ветер, а так тепло. Подозрительно это, говорит, ой, что-то будет. На северо-востоке виднеются просветы в облаках.
Сирожа нашёл лягушку. Игорь Саныч сидит на берегу и задумчиво смотрит вдаль (в направлении зюйд-ост).


Новое озеро

28 июля. День восьмой. Днёвка.


Ночью пошёл дождь. Целый ливнище. Пару раз я ночью просыпался и слушал дробь дождя по тенту палатки и, изредка, накатывающие волны грохота прибоя в берег.
Ближе к утру дождь прекратился. Я проснулся среди ночи оттого, что у меня случилась поллюция (а снилась такая фигня, что и передать невозможно), и долго не мог уснуть. Ветер дул порывами, и с крон сосен срывал капли. Утром я проснулся ещё раз, где-то в половине восьмого. Полежал, покрутился, включил телефон и посмотрел время, было 7:40 утра. Я отключил будильник, выключил телефон и разбудил Сирожу. Сегодня Сергей Борисович запланировал днёвку, и мы с Сирожей дежурим.
Сирожа с утра просыпается обычно злой до невозможности, особенно если его будить. В другие дня я до обеда общаюсь с ним по минимуму, пока не увижу, что он начинает улыбаться и становится менее мрачным, чем туча. Сегодня он проснулся ещё мрачнее обычного, а так как всё же было необходимо разговаривать по темам дежурства, он ворчал, бухтел и огрызался. К счастью для меня, моё настроение не успело испортиться к тому времени, как мы сумели развести костёр на отсыревших дровах, и Сирожа стал менее мрачным.
Небо затянуто тучами, на озере лежит туман. Изредка что-то капает сверху, но Сергей Борисович утверждает, что у него такое ощущение, что скоро всё разъяснится и выглянет солнышко. Ветра нет, комары и гнус звереют — мы сейчас стоим как раз на той самой стоянке в устье Елети, где два года назад я впервые познакомился с гнусом.
На завтрак мы приготовили пшённую кашу с изюмом. После завтрака народ медленно и уныло расползся кто куда; кто-то остался сидеть у костра. Погода не располагает к вечелому активному времяпрепровождению. Сирожа сел строчить смски, а я вот сел каракули рисовать.

Отряд из трёх человек под командованием Сергея Борисовича сходил вглубь тайги. Вернулись, рассказывают, что там комаров больше, чем здесь. Принесли кучу грибов. Феликс с Колей храпят в палатке.


Натюрморт

После обеда образовалась какая-то вялость у всех. Пили чай, сидели у костра час почти, было лень вставать и идти куда-то безумно. Потом всё-таки стали разбредаться. Кто-то пошёл пилить, кто-то готовить нам площадку с Сирожей под печение блинов, кто-то пошёл побродить по лагерю, я помыл всю посуду (Сирожа, значит, моет посуду после ужина) и сел писать в книжицу, а Сергей Борисович пересел на другой пенёк и взялся руководить.
Погода ни на йоту не стала ясней. Серое пасмурное небо. Показания датского барометра КГМШ: температура 23,3° C, влажность 70%, давление 758 мм.рт.ст. Время московское 15:00.

Вечером мы ели оладушки. Оладушки готовили все вместе — Сергей Борисович подносил угли под поднос и раздувал их «лягушкой» (так называется насос), Сирожа подливал масло, а я делал всё остальное. Ох, наелись! Даже решили не готовить кашу на ужин, так всем было хорошо.
Сирожа потом пошёл мыть противни. Ну, так как я мыл посуду после обеда, он, вероятно, взялся мыть противни после ужина. Надулся, ходит мрачный опять, со мной не разговаривает и даже не смотрит в мою сторону. Понятное дело, что мне это не нравится. Я залез в палатку и сижу дуюсь на него в ответ за то, что он дуется на меня. Фиг его поймёшь с его обидами. А я ж человек чувствительный, один косой взгляд — и настроение на весь вечер испорчено.

Минут через пять после того, как я это написал, в палатку приполз Сирожа, менее недовольный. Назвал Сергея Борисовича Пиночетом и лёг спать. Видимо, плохое настроение у него оттого, что у него прорезался насморк, а вовсе не оттого, что он ему выпала нелёгкая доля мыть противни.

29 июля. День девятый.


Ночью опять шёл дождь. Сирожа рассказывал утром, как он ночью был до полусмерти напуган прыгнувшей на тент палатки лягушкой. Встали в половине восьмого. В половине десятого отплыли со стоянки на Новом озере и устремились в Кереть.
Погода пасмурная, но тёплая довольно. Дождя нет, из-за облаков периодически выглядывает солнце.

Сирожа хлюпает носом и сморкается. Я сказал, что он издаёт звуки, какие издаёт слон во время брачных игр, а иногда — как будто травит баллон у катамарана.
Прямо на катамаране лечили Сирожу Аспирином-С (быстрорастворимым в воде) с оставшимся от завтрака тёплым чаем. А потом поплыли в порог Сухой. Порог Сухой представляет из себя длинную реденькую шиверу. Из-под воды то тут, то там торчат камни, кое-где они торчат под водой. Воды в Керети много, маневрировать легко, но мы ухи <тут слегка размазанное чернильное пятно> ой, кажется начинается дождь. Но мы ухитрились два раза сесть на камни. После порога причалили к правому болотистому берегу, и экипажи разбрелись по болоту, собирая морошку. Я, как и два года назад, никуда не пошёл, так как морошку не люблю.

Потом прошли порог Кривой. Вход в порог справа, идти лучше в правую протоку. В левой протоке фиг знает что, мелко и вообще. А в правой протоке ого-го, красота и мощь! Сразу же слева от выхода из порога, на берегу озера Кривого, встали на перекус, оттуда как раз уходила группа туристов. Пока готовилась еда, мы с Сирожей сходили по берегу вверх и немного пофотографировали порог.


Порог Кривой

После того, как мы поели, на это место сразу же встала ещё группа туристов. Место, видать, очень популярное. На озере Кривом стояло по берегам две или три группы ещё, а Сергей Борисович насчитал все пять.

Немного погребли по плёсу и подошли к следующему порогу — Долгому. Он действительно долгий. Перед порогом облачились в спасательные жилеты, я переобулся из сапогов в кеды — всё же порог серьёзный. Начало его выглядит как резкий край воды, как будто линия горизонта стала вдруг ближе. Подплываем ближе, и уже видно, что вода не кончается, а летит вниз под углом. Неплохо мы там покатались по валам, штаны все сырые. Я перепутал право и лево, но всего один раз. Потом мы ещё пару раз посидели на камнях на шиверах.

После порога Долгого расположена стоянка, которую Сергей Борисович называет «у Бегемота», то есть у скалы, похожей на лежащего в воде бегемота. Ни на какого бегемота она, разумеется, не похожа, и я опять обознался, но на сей раз приняв за неё другую скалу, расположенную повыше по течению Керети. В прошлый раз, напоминаю, два года назад, мы с Колей прогребли мимо этого бегемота, и потом поднимались вверх по шивере.
В этом году стоянка эта у Бегемота совсем не засрана. Похоже, тут вообще ещё никто не стоял. Мы затащили на берег катамараны, потом мы с Сирожей пошли купаться. Посверкали голыми задницами на скале, похожей на бегемота, и ушли оттуда, а туда как раз пришли сверкать остальные члены экспедиции. И из-за поворота повалили туристы, группа за группой, и с девушками, и с женщинами. Кто-то кильнулся.


Скала, похожая на бегемота

Сирожа сочинил про меня стишок:
Сам стебусь, сам смеюсь,
Петросяном становлюсь.

Поверхность воды, что в Елети, что в Керети, усыпана каким-то оранжевым дерьмом. Мы долго гадали, что бы это могло быть, и не догадывались о связи этого явления ещё с одним: кончики веток у елей все пожелтевшие. Потом Сирожа сделал открытие: оранжевое дерьмо на поверхности воды (а также на одежде, обуви и тентах палаток) — это что-то вроде спор того дерьма, которым болеют ели. Лишайник или грибок какой-то.


Дерьмо

Координаты стоянки у Бегемота: 66,2132° N 33,0626° E.
Данные метеорологических наблюдений:
Температура 19,4° C, влажность 91%, давление 761 мм.рт.ст. Влажность такая большая, вероятно, потому что датский барометр КГМШ только вытащили из чехла и мокрого рюкзака. Вот, уже 90% и 19,5° C. Погода отличная после обеда, и по прогнозу тоже.

Вечером выпили, помимо положенного литра водки, 0,5 неучтённого зверобоя. Зверобой действительно убил в нас зверей — КГМШ разлёгся на своём спасжилете неподалёку от стола, Игорь Саныч сполз по стволу берёзки и сел возле её корней, я разлёгся вдоль стола (в смысле вдоль разложенной на земле скатерти). Съел упавший на землю (сыру мать) кусочек лука, а потом упавший кусочек чеснока. Вели философские беседы, как римские патриции, возлежавшие на суммусе, иммусе и ещё одном лежаке, название которого я забыл. Но зверобой убил зверя нек во всех. В Сергее Борисовиче Пиночете зверобой зверя не убил. Он ходил ворчал, потом спилил молодую осинку на уровне своих глаз. Когда я принялся рассказывать очередной неприличный анекдот, Пиночет, срезавший сучки с только что спиленного деревца, взъярился:
— Вот каждый может, так вот лёжа, пиздеть! А ты иди сучки посрезай.
Я пошёл и срезал сучки, у макушку деревца аккуратно закруглил.
— Ну что, Сергей Борисович, видите, я могу не только пиздеть, — говорю.
— Виртуоз, виртуоз, — похвалил Сергей Борисович. Потом мы с Сирожей быстренько ретировались в палатку спать, пока нас ещё к чему-нибудь не припиночетили. Перед моментом укладывания я перепутал Пиночета с Муссолини и выпил ещё полчашечки чая. Буду ночью бегать ссать. Мегафон ловит на одну-две палки.

Продолжение
Tags: backdate, мемуары, путешествия, фотог
Subscribe

  • Как у меня дела (четверг)

    Постепенно жизнь возвращается в прежнее, ещё до-хоум-офисное, русло. А надо-то было всего ничего, неделю походить на работу в офис. Но, разумеется,…

  • Кого не следует брать в космос

    После прочтения нескольких космических драм пришёл к выводу о том, кого точно не стоит брать в космос в длительную экспедицию. Вот список. 1)…

  • Зерои и национальный состав экипажей звездолётов

    Дочитал трилогию про «Зероев» Скотта Вестерфельда и ещё каких-то двух соавторов, не помню, кого. Вторая книга оказалась ещё лучше, чем первая, а…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments