Дмитрий Сергеевич (axshavan) wrote,
Дмитрий Сергеевич
axshavan

Волшебный артефакт. Глава вторая

Иногда я оборачивался и глядел вниз. Все племя пришло посмотреть на то, как я лезу вверх. Надеялись, что я одумаюсь и слезу вниз. Но я был упрям и лез вверх, иногда делая небольшие передышки.
К обеду я уже не мог различить отдельные фигуры своих соплеменников, да и для них, наверное, превратился в едва заметную темную точку на светлой стене. Вставил колья в расселины между камнями, подвесил гамак, поел. Полежал немного. Снизу поднимался теплый воздух. Признаюсь, мне было страшно висеть, как муха, на отвесной стене. Очень страшно. Забивать колья в стену и вешать гамак было проще, чем сделать кое-что, о чем я сперва не подумал – после обеда мне захотелось по большому. Ай-ай-ай, но что ж поделаешь. Исхитрился как-то все вывались вниз. Проводил взглядом вдоль стены, пока оно не скрылось из виду. Уж простите меня, соплеменники. И полез дальше.
Первая ночь на стене. Потом еще день. Мускулы одеревенели, почему я мог управлять своими руками и ногами, я не знал. Жутко болели пальцы. Вторая ночь на стене. Второй день и третья ночь. На третий день на завтрак я допил всю воду, что взял с собой. Что ж, это должно было когда-нибудь случится. Теперь я буду лезть наверх, пока от обезвоживания не потеряю сознание и не отцеплюсь от стены.
Собрал последние крохи еды и гамак в рюкзак и полез дальше. За спиной раздалось хлопанье крыльев. Я обернулся и увидел крылатого эмиссара волшебников. Внешне он был похож на человека небольшого роста и совершенно голого и безволосого. Там, где у всех срамные места, у него не было ничего, просто гладкая кожа. А из висков его росли два здоровенных кожаных крыла, он ими лениво помахивал. Вообще говоря, он ими махал, наверное, только для виду. Спускаясь вниз вдоль стены, он просто их складывал и падал вниз камнем, точно так же, сложив их, летел вверх с неменьшей скоростью. В руках эмиссар держал бурдюк с водой.
– На, держи, пей, – протянул он бурдюк мне, – мне сейчас все равно делать нечего, решил принести тебе попить. Вечером принесу поесть. Я мог бы тебя и так наверх затащить, но на то нет воли волшебников, лезь сам.
И улетел вверх. Вечером он, как и обещал, принес снизу немного еды и еще воды. Так и продолжалось дальше. Я лез вверх, эмиссар волшебников таскал мне воду и еду. Я потерял счет дням, их прошло десять или одиннадцать, не меньше, а то и целый месяц. Полоски суши, откуда я родом, внизу уже не было видно, море, простирающееся до горизонта, подчас заслоняли облака. Синий гигантский шар появлялся и исчезал практически на одном уровне со мной.
По стене бегали белесые длинноногие тараканы. У них здесь были свои деревни и города, я беседовал с ними:
– Не может человек познать непознаваемое, – твердили они мне, – твой мозг лопнет. Не пытайся влезть на стену, человек.
– Волшебники ее построили, они познали что-то, и я тоже могу это познать.
– Разум волшебника безграничен, сила умов их бескрайня, а твой разум заключен в костяной коробке и не может высунуться наружу. А если и высунется, то ты тут же умрешь, ибо тело твое без разума не может существовать.
– Но разве не по весне цветет сакура? – возражал я.
– На другом берегу зарыт сундук мертвеца. По ночам мертвец встает и проверяет свой сундук. Если выкопать его днем и унести не менее, чем за сто километров, мертвец поищет его, не найдет и пропадет навсегда, но если меньше хоть на миллиметр – мертвец почует его и не успокоится, пока не найдет и не вернет себе свой сундук, а выкопавшего убьет с собой.
– И тогда будет два мертвеца?
– И два сундука.
– Суть лицензии в благословлении, а регистрации в покаянии. Вернитесь ко мне, дети мои.
– Ты так ничего и не понял. Тебе уготована не простая судьба, мы чуем, что мимо наших деревень и городов ты никогда больше не пройдешь и не пролезешь, и не пролетишь.
И вот наверху я заметил что-то необычное на стене, какое-то темное пятно. Оно было несколько левее моего вертикального маршрута, и я начал забирать влево.
Это было окно. Достаточно большое, полукруглое окошко. Я к нему спешил так, что пару раз чуть не сорвался, и вот, наконец, я до него долез, взобрался на подоконник и заглянул внутрь Замка.
Я не увидел ни стен, ни пола, ни потолка. Вверху была непроглядная чернота, в ней кружились и вились над окном светлые точки. Чернота плавно переходила в яркую синеву внизу, в ней светились яркие белые огни, соединенные меж собою паутиной крохотных блесток. Перед окном прямо в воздухе покачивалось несколько квадратных плотов, но сделанных не из деревьев, а вырезанных из единого куска неизвестного мне материала. На плотах стояла вычурная мебель, были постелены роскошные ковры, стояли на торшерах яркие светильники. На одном из плотов была оборудована кухня, на другом – ванная и туалет, на остальных – просто комнаты со шкафами, креслами и кроватями. На одной из кроватей лежала Машка и читала книгу. Я окликнул ее. Машка бросилась к краю плота, что был ближе к окну так резво, что чуть не упала вниз.
Приводить тут полностью ее монолог я не буду. Суть его в том, что ей тут очень скучно, очень плохо, одиноко, она ждет уже несколько месяцев, пока что-нибудь интересное произойдет, и что она очень рада, что я оказался тут. Мы долго говорили – она, сидя на краю плота и я, сидя на подоконнике. Она поведала мне историю распрей между волшебниками.
Как-то недавно, полгода примерно, тому назад, один из волшебников, молодой и очень смышленый, подающий большие надежды Неморго Нелч нашел какую-то лазейку в якобы стройной теории волшебства, позволяющей ему вылезти наружу из Замка. К чему это может привести, он не знал, но более опытные волшебники уверяли, что это может нарушить вселенское равновесие, о котором они так пеклись. В итоге Неморго Нелч обозлился, стал замкнут и скрытен, сквернословил, огрызался, не приветствовал старших, а недавно стало каким-то образом известно, что он все-таки решил попробовать вылезти из Замка и готовит заклинания для этого.
И волшебники решили ему помешать. Для этого Машку решили отправить на планету Земля, в храм, где установлена Чаша Холодного Огня. Еще одного человека решено было отправить на планету Пещера, где, у адептов культа волшебства хранится Волшебный Артефакт. В роли этого человека будет выступать мой лучший друг Костик. Костик отправит Артефакт на Луну, спутник Земли (на саму Землю нельзя), а третий человек доставит Волшебный Артефакт в храм, где Машка положит его в Чашу Холодного Огня. Этим курьером между Луной и Землей буду я.
Отправляться нужно немедленно, эмиссар уже вылетел за Костиком. Но по прибытии у нас будет достаточное количество времени, чтоб подготовиться, хотя Неморго Нелч вот-вот начнет свой обряд. Разумеется, я согласился – как я мог перечить воле волшебников, а тем более, Машке.
Tags: графоманство
Subscribe

  • Про незлых колдунов

    Каждый раз, когда я читаю в какой-нибудь книжке, что злые волшебники планируют уничтожить весь мир, а добренькие герои им мешают, я начинаю думать,…

  • Вчера перед сном пробило на лимерики

    Один человек из Америки От Пушкина бился в истерике: "Vot eto byl genij Onegin Evgenij", Но не понимал он лимерики. Один мужичок из Алеппо Под поезд…

  • DNWG/III

    В эту пятницу ребята снова перешли в свой любимый DNWG/III и пошли пить местное пиво в какой-то таверне. По большому счёту, это не было разрешено…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments