old rover

Как я ходил к гастроэнтерологу

Расскажу всё-таки, как я ходил к гастроэнтерологу.

Пришёл в поликлинику, заполнил бумажки, почитал всякие объяснения, что и как делать, потом пришёл беседовать с доктором. Доктор - невысокий подвижный худенький пожилой мужчина в больших очках.
- А зачем вы пришли-то вообще? - спрашивает, - вы уже, как я погляжу, целый месяц принимаете омепразол, если у вас язва и была, она должна была зарасти. Я ничего не увижу, так что причины ваших болей в области желудка в декабре я найти не смогу. Ну посмотреть-то мы, конечно, можем. Можем, если хотите, и снизу посмотреть.
- Нет, спасибо.
- Ну как хотите.
Провели меня в процедурную. Я лёг на левый бок, голову на плоскую подушку, левую руку на правый бок и не шевелить ни в коем случае! Правой рукой вцепиться в край койки. До этого мне ещё попрыскали в рот лидокаин, я закашлялся. Попрыскали ещё раз.
В рот вставили широкий мундштук, его сказали держать зубами. И - зонд в пищевод. С первого раза не получилось, доктор сказал: "глотайте", а меня выворачивало наизнанку. Со второго раза вышло. "Просто дышать, просто дышать", - поторял я себе, старался дышать глубоко и ровно, а зубами вцепился в мундштук так, что там на жёстком пластике, наверняка остались следы. Сколько продолжалось это изнасилование в пищевод шлангом, я не знаю, но потом оно в конце концов закончилось.

Потом состоялся второй разговор с доктором.
- Ну язвы у вас нет, следов язвы тоже я не видел. Желудок более-менее гладенький, пищевод, кончено, всё ещё местами раздражён. Зато у вас есть желудочная грыжа, - я не знал чешское слово, и доктор вспомнил слово "грыжа" на русском, - она небольшая, три сантиметра всего, хирург оперировать не возьмётся. Так что вам придётся до конца жизни с этим мучаться. Ну я написал тут вам рекомендации, после еды не ложиться, спать в приподнятой верхней частью туловища, и так далее. Желудку-то у вас всё равно, а вот из-за грыжи забрасывается кислота в пищевод, и пищевод страдает. А вот я ещё такую штуку интересную у вас нашёл - такой интересный порок развития, у вас в пищеводе два участка слизистой желудка, прямо напротив сердца, вот здесь. Они небольшие, вот такого размера примерно...
- Но они тоже могут продуцировать желудочную кислоту.
- А вы умный. Да, могут, и пищеводу от этого тоже не очень хорошо. Никто в Чехии это оперировать не умеет и не станет, и я не знаю, в какой стране могут взяться за такую операцию. Но эти два участка маленькие, так что при соблюдении моих предписаний всё будет в порядке ещё долгое время.
- Пан доктор, а можно задать вопрос?
- Да, конечно.
- Эта грыжа же никак не вредит употреблению алкоголя?
- Грыжа - нет, но могут быть неприятные последствия для пищевода, он и так раздражён, а алкоголь только провоцирует... вино вам нельзя, там кислота. Пиво можете пить. Крепкий алкоголь разбавлять.
- Ага, пиво и коктейли, понятно. Спасибо, пан доктор!
- Я вам этого не говорил.
- Разумеется.

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/gastroskopie.html
  • Current Mood
    gut
old rover

Про чтиво

Читаю сейчас "Криптономикон" Нила Стивенсона. Вроде как, он писатель-фантаст, но особой фантастики там как бы пока нет. Дочитал до того момента, как Бобби Шафто (это типа стёб над члёном английского парламента Робертом Шафто, про которого и так уже песни в северо-западной Англии поют с середины 18-го века?) увидел гигантскую ящерицу в японском пулемётном дзоте, и это, ну, кроме придуманного немецкого математика и криптографа фон Хакльгебера, с которым Алан Тьюринг типа встречался во время учёбы в аспирантуре в Принстоне - пока единственное, что там есть фантастического.

Поставил на зарядку аккумулятор фотоаппарата.

В последнюю неделю или две таскаю с собой в рюкзаке плёночный фотоаппарат, желая доснимать, наконец, плёнку. Но что снимать-то? А нечего. Большую часть своего времени, когда я бодроствую, я провожу на работе. Я обставился мониторами, и в своём уголочке мне снимать совершенно нечего. Но аккумулятор мне понадобится не к плёночному, а к цифровому фотоаппарату, так что плёнку я всё равно не доснимаю в ближайшее время.

Забыл, что хотел написать.

А, вспомнил. Я давным-давно хотел почитать книжку про ведьмака. Ещё до того, как сериал снимать начали, начал хотеть, так что, пожалуйста, не надо меня обвинять в мейнстримности :) Но в библиотеке этой книги нет никогда, все экземпляры на руках, и очередь на годы вперёд. Поэтому я купил свеженькое, выпущенное, видимо, на волне интереса к сериалу, издание первой книжки. И вот, может, после "Криптономикона" буду читать. А может, и нет.

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/reading.html
old rover

Опять проблема с придумыванием названия

Вот эту вот мою писанину про маготехника, который сел не на тот корабль, но тот корабль, на который он сел, имел забавное название, как я подозреваю, кто-то читает. Интересно, кто как это дело называет? "А вот Дмитрий Сергеевич накатал очередной пост про ..." - про что? Про Алекса? Который Алекс вообще случайно, это имя мне первое в голову пришло, когда я писать про него начал :)

У меня рабочее название "про Коверзальт", но, понятное дело, там больше про то, как Алекс смотрит вдаль с палубы "Хрена Тролля", который плывёт вообще в другое государство, называемое Данвеган, так что про Коверзальт там вообще не очень много.

Кстати, в Коверзальте используется язык, в котором существуют три вежливые формы обращения. Обычная (или обычно-грубая) - между друзьями, от начальника к подчинённому, от старшего к младшему. Обычная чуть более вежливая (равнообычная) - между просто людьми, которые друг другу никто или только немного знакомы, между равными коллегами на работе. И вежливая форма - от подчинённого начальнику, от младшего старшему и так далее. По аналогии с русским это может быть на "ты", на "вы" и обращение в третьем лице ("не желает ли господин кофе?"). В японском вон тоже три формы. Но фишка в том, что Коверзальт - всё-таки город прежде всего купцов, а не магов, поэтому там эти три формы используются также и в том случае, когда надо подчеркнуть, что кто-то кому-то должен денег :)

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/noname.html
old rover

Продолжение второй главы или уже третья глава?

Помнится, я прекратил свой рассказ на том, как Алекс и Уильям бегали по кораблю туда-сюда (в определённых пределах) и проводили измерения изменений М-поля, пытаясь определить какие-то зависимости. Уильям, как понял Алекс, хотя они никогда это не обсуждали, был маготехником господина Амаранта, поэтому на него запрет на покидание кормы и кормовых кают не распространялся.

Сам Алекс принадлежал к Ордену Белой Башни, но формально не являлся его частью, и у себя там на работе делал не то, что попросит какой-то конкретный маг, а то, что его попросит начальник его отдела — такой же, как и Алекс, совершенно обычный человек, не обладающий никакими магическими способностями, только поумнее среднего. И то, незначительно, потому что своё место начальника отдела он занял не благодаря профессионализму или интеллекту, а просто потому, что был изворотлив, лжив, труслив, жаден, мстителен и противен в общении до отвращения (как и подавляющее большинство мелких менеджеров с точки зрения своих подчинённых). И, по ночам прислушиваясь к скрипу снастей и койки под ворочающимся Уильямом, Алекс размышлял, что он будет делать в случае, если его попытаются завербовать в Орден Порядка и Равновесия.

Спустя пару дней плавания на «Хрене Тролля» он полностью перестал волноваться и паниковать из-за того, что сел не на тот корабль, всё равно ведь он прибудет в Данвеган за те же деньги. Это событие он считал необычайным приключением, выпадающим на долю лишь немногим избранным, и считал, что оно может перевернуть его взгляд на мир. Себя он уже видел умудрённым жизнью и опытным путешественником (как минимум, гораздо опытнее, чем большинство его коллег по работе), и полагал, что, вследствие этого, его ценность как сотрудника возросла многократно — а это, в свою очередь, пошатнуло его лояльность Ордену Белой Башни. Вот же люди из Ордена Порядка и Равновесия, совершенно обычные, не каннибалы, с такими же шутками, темами для обсуждения, поводами для радости и печали, и с такими же магометрами, как и в Ордене Белой Башни. Ничего стращного же не будет, если вдруг с ними немного поработать?..

Кстати, по поводу корабельной кухни. Действительно, команда не занималась каннибализмом — по крайней мере, Алекс их за этим ни разу не застал. На судне имелись запасы солёных и сушёных овощей, фруктов, сухарей и мяса, а также этого препротивнейшего блюда всех моряков, как коверзальтских, так, видимо, и данвеганских: оно напоминало слегка солёный подкопчённый животный жир, и, как считалось, поддерживало здоровье во время морского путешествия лучше чего либо. Называлась эта дрянь «рыльк», и всем полагалось раз в день съесть её ломтик. Алекс и Уильям, как пассажиры, обедали и ужинали вместе с капитаном и корабельными магами — теми, кто не нёс смену. Они принимали пищу в центральном помещении на корме корабля, откуда были двери во все остальные каюты и лестница наверх. Было очень жарко и душно, особенно в обед, поэтому приходилось держать открытыми все окна и двери, чтоб эта столовая хоть немного продувалась.

Алекс был уверен, что они едят тут, а не на палубе, как матросы, или не в каюте с окнами исключительно для того, чтоб нельзя было украдкой выкинуть противный рыльк за борт. Приходилось давиться и есть его. Уильям, как более привилегированный пассажир и такое же сухопутное существо, как Алекс, пытался возмутиться, но капитан его уверил, что для того, чтоб добираться до пункта назначения на «Хрене Тролля», а не вплавь, необходимо есть рыльк вместе со всеми.

Однако, к остальному меню у Алекса претензий не было. Основную его часть составляли мелкие морские чудовища, которые ловили матросы. Каким образом им удаётся приманивать и вылавливать только таких мелких, с которыми они могут справиться вдесятером, для Алекса было загадкой. Корабли охотничьего флота Коверзальта никогда не плавали по одиночке, а иногда, бывало, некоторые даже не возвращались в Дневные Доки. И они тащили за собой на тросах и в сетях, бывало, таких монстров, которые бывали размером больше корабля. Возвращающаяся из многомесячного рейда эскадра охотников могла притащить тысячи тонн живой плоти — в такие дни в городе падали цены на мясо сухопутных животных. Чудовищные монстры, ослабшие после боя с охотниками и оглушённые магией, спелёнутые тросами и сетями, теряющие чернильную кровь и силы, были ещё живыми, когда их выволакивали кранами на сушу и начинали разделывать — нарезать на части огромными, размером с дом, дисковыми пилами, работающими на паровой тяге. Всё ещё сокращающиеся и трепещущие куски плоти размером с телегу растаскивали в разделочные цеха и там нарезали, охлаждали или сушили. И надо было всё это сделать быстро-быстро, пока тонны умирающей плоти не испортились и не начали гнить. Да и без этого в Дневных Доках при разделке вонь стояла удушающая, а жители окрестных домов не открывали окна. К работе над разделкой морских чудовищ привлекались все — а оплата была, собственно, мясом этих самых морских чудовищ. Так что безработица в Коверзальте падала во время разделки туш до нуля.

Как-то раз за обедом Алекс, набравшись смелости, спросил, как так получается, что матросы ловят только небольших монстров.
- Размер и тип наживки, - ответил второй корабельный маг, - ну и кроме того, крючья специальные, с пружинами. Они могут распрямляться, если что-то очень большое и сильное на них повиснет и будет дёргаться. А мелочь типа этой, - он поддел вилкой кусок нежно-голубой с розовым плоти чудовища в своей тарелке, - не сорвётся.
С ними обедал и третий корабельный маг — точнее, для него это был завтрак, так как он только проснулся. Он уставился на второго:
- Столько лет хожу с вами, и только сейчас узнал, зачем там пружины на крюках.
Капитан при этих словах расхохотался, и, следуя его примеру, стали смеяться все присутствующие. Кроме третьего мага, который продолжил:
- Я всегда их подзываю в свою смену специально из глубин, ну, тех, что помельче. Магией…
Второй маг прекратил смеяться.
- Что? - спросил он.
- Что? - переспросил третий.
Капитан хохотал так, что чуть не упал со стула. Он колотил кулаком по столу, и матросы испуганно заглядывали в открытую дверь с палубы. Уильям смеялся чуть ли не до икоты. Алекс, который не находил произошедшее настолько уж смешным, тоже посмеялся со всеми из вежливости, даже хлопнул пару раз рукой по столу слегка, стараясь, впрочем, не переигрывать.

Спустя полчаса вся бодрствующая часть команды уже знала Алекса как задавшего вопрос, который так поднял настроение капитану, что тот раздал всем спиртное и разрешил увеличить порцию на один приём пищи. Его звали поближе посмотреть, когда они в следующий раз будут вынимать из воды очередное чудище, драться с ним на палубе и потом разделывать, но он, памятуя наставления старшего помощника, сказал, что не очень хочется, и что он не привык к такому зрелищу, но с удовольствием понаблюдает издалека. Присутствующий при этом разговоре капитан махнул рукой:
- Да что ты боишься, сходи и посмотри вблизи, тебя никто не заставляет его вязать или разделывать.
Восприняв это, с одной стороны, как разрешение покинуть корму, а с другой — как обвинение в трусости, и, не желая, чтоб матросы утратили только-только появившееся к нему некоторое подобие симпатии из-за того, что сочтут его трусом, согласился:
- Ага, хорошо. Схожу посмотрю поближе.
- Отличненько, - сказал матрос, хлопнул Алекса по плечу, - мы тебя позовём, как будет на что смотреть, - и ушёл.

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/coversalt3.html
old rover

0114

Дома всякие карандаши, ручки, ножницы и фломастеры я складываю в бумажные стаканчики из-под кофе. У детей есть такие железные сетчатые стаканчики для ручек и карандашей из "Икеи", но они в них кладывают всякую хрень. У крупного все письменные принадлежности просто рассыпаны по столу вокруг ноута, а младшей они собраны вместе с красками в картонную коробку из-под обуви.

За одним-единственным исключением - самые маленькие карандашики (отходы рисовального производства) она всё-таки складывает в бумажный стаканчик для эспрессо.



Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/0114.html
  • Current Music
    АдА - Источник Тепла
  • Tags
old rover

Что делать?

Внезапно накатило желание попробовать порисовать. Как я полтора года или год назад рисовал и изрисовал целый блокнот. А может, даже не так, а лучше. Или, подумал я, может быть сесть и написать ещё немножко продолжения про Коверзальт, чем они питались в пути, или как приехали на Зюйдкройц, и вообще дальше. Что же делать? Писать или рисовать? Решил написать в какой-нибудь соцсети типа "вконтакте" или "фейсбука" вопрос, что же мне делать. Но, учитывая то, что у меня там друзей везде немного, вряд ли я в ближайшее время получу достаточно репрезентативное количество голосов, а до завтра мне ждать не хочется - до завтра я уже, может, перехочу.

Кажется, что сейчас я не буду делать ничего из вышеуказанного, а мы присто поедем в магазин :)

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/codelatvole.html
  • Current Music
    Ignea - Leviathan
old rover

Собственно, вторая глава

Так вот, да. Каюта была маленькая, и приходилось её делить с другим пассажиром. Этот пассажир — а вот пусть он и будет Уильям — был ничем, в общем, внешне непримечательным человеком, за исключением того, что он поднялся на корабль «Хрен Тролля» в лабораторной броне Ордена Порядка и Равновесия.

Лабораторная броня призвана защищать маготехника во время работы в лаборатории и при различных полевых экспериментах. Поскольку всё-таки умные люди — это довольно ценный ресурс, их надо беречь. Сама по себе она выглядит как комбинезон, шлем, передник и рюкзачок. Также прилагаются обувь и перчатки. Шлем можно носить не постоянно, а откидывать его на лопатки, как капюшон. Собственно, шлем и рюкзачок являются самыми интересными вещами в этой лабораторной броне, превращая её из просто костюма для работы с химическими реагентами, опасными животными и тяжёлым оборудованием в магическую лабораторную броню — они напичканы разнообразными магическими артефактами и, в частности, создают вокруг владельца защищающие магнитные поля.

Уильям пояснил, что по правилам во время погрузки и разгрузки «этой ерунды» - показывая пальцем на сундуки в трюме — надо надевать защиту. А то мало ли что. Что это за «ерунда», он рассказывать не стал, просто уточнил, что он её сопровождает на Зюйдкройц. После отплытия он переоделся в обычный костюм и стал совершенно обычным человеком, который просто и легко сливается с толпой где-нибудь в Коверзальте.
- Возможно, корабельные маги что-нибудь наколдуют, чтоб мы с тобой не страдали от морской болезни. А лабораторная броня может меня от этой магии защитить, она же броня, - говорил он, - так что буду наслаждаться всеми прелестями морского путешествия беззащитный.

После отплытия из Коверзальта Алекс сообразил, что сел не на тот корабль и, разумеется, запаниковал. Настолько сильно, что впал в ступор, и не предпринял ничего. Через некоторое время до него дошло, что за те же самые деньги он всё равно доберётся до Данвегана, и даже ещё быстрее, чем мог бы, и немного успокоился. Его стала больше волновать остановка на острове Зюйдкройц и команда корабля, по словам старшего помощника, набранная из «ребят отчаянных и грубых». Команда была немногочисленна, не более тридцати человек, что, по мнению Алекса, было недостаточно для того, чтоб управляться с кораблём такого размера. Тем не менее, они как-то управлялись, и довольно успешно. По типа парусного вооружения «Хрен Тролля» можно было отнести к бригам — он имел две мачты (задняя мачта, называемая грот-мачта, была немного выше передней) и только прямые паруса (то есть прямоугольные, или, скорее, трапециевидные, крепившиеся к горизонтальным палкам, называемым «реи», подвешенным на мачты). В отличие от бригов, которые известны читателям, «Хрен Тролля» не имел косого паруса на грот-мачте, и способность поворота реев вокруг мачты была сильно ограничена. В общем, «Хрен тролля» был кораблём, предназначенным идти только при попутном ветре, так сказать, в фордевинд. Тем не менее, пусть читатель не удивляется странной конструкции - «Хрен тролля» был построен исключительно для использования в ветровом пузыре, там на корме даже специальное возвышение было, где сидел погодный маг.

Один из погодных магов поднялся на возвышение, уселся на поставленное там кресло, закурил трубку и махнул рукой. Подул лёгкий ветерок. Паруса, которые команда уже частично успела поднять и укрепить на реях, заколыхались, наполнились ветром, и корабль тронулся. В этот торжественный момент Алекс стоял на корме, занимаясь сперва тем, чтоб не расплакаться, глядя на удаляющийся порт, а затем пребывал в ступоре из-за паники, и наверх, на наполняющиеся ветром паруса не смотрел.

Когда корабль отошёл чуть подальше от Ночных Доков и команда наконец-то перестала ставить паруса (прошёл, по меньшей мере, час), слезла с мачт и разместилась на палубе, Уильям, до этого бродящий по корме взад и вперёд, спросил у Алекса:
- Как ты думаешь, когда матросы поют, помогая погодному магу, это на самом деле помогает, или это просто так, чтоб делом были заняты?
- Не знаю…
- Давай проверим?
- Мнэээ…
Приняв «мнээ» за согласие, Уильям потащил Алекса в каюту, и вытащил из рундука два устройства, которые напоминали что-то среднее между осциллографом и астролябией, с удобной ручкой. Это измерители напряжённости М-поля, в просторечии именуемые «магометрами».
- Умеешь пользоваться? - спросил Уильям.
- Разумеется! Мы же пользуемся такими же, - Алекс взял один измеритель, посмотрел на заднюю сторону и увидел там клеймо «сделано в Ордене Белой Башни», - да мы, в общем-то, именно такими и пользуемся. А у вас что, своих нет?
- Почему-то нет, - ответил Уильям и пожал плечами, - наверное, проще ваши купить, чем свои сделать, это ж так…
Что «это ж так», он не договорил. В общем, как вы уже, наверное, поняли, Уильям был маготехником из Ордена Порядка и Равновесия, а, поскольку магов Ордена Порядка и Равновесия, маготехники которого могут носить лабораторную броню, в Коверзальте не так уж и много (насколько всем известно, всего один), было понятно, что он маготехник господина Амаранта. Также понятно, что оба они, Алекс и Уильям, не испытывали друг к другу (по крайней мере, внешне) негативных чувств, а оба были заинтересованы в магии больше, чем в политике, потому что, когда погодный маг создал ветровой пузырь и команда начала петь, они разошлись с магометрами, бумагой и карандашами к разным бортам корабля, и начали проводить измерения.

Создание ветрового пузыря не было чем-то эпическим. Просто лёгкий ветерок, который до этого помогал кораблю выйти из порта, усилился, потом ещё усилился, стали видны границы области, в которой он дул, маг крикнул: «запевай!», матросы начали петь, одновременно с этим подтягивая верёвки и проверяя узлы.

Алекс и Уильям сравнили записи показаний измерителей и, после проведённых расчётов, пришли к выводу, что влияние песни команды на генерируемое погодным магом изменение М-поля всё же присутствует в незначительной степени. В течение следующих дней они проводили эти измерения ещё неоднократно, причём на Уильяма запрет покидать корму не распространялся, и он мог проводить измерения и на носу корабля тоже. Пришли к следующим выводам: у разных магов влияние песен, которая поёт команда, на М-поле разное. В течение восьмичасовой вахты на палубе находились одновременно десять матросов и один погодный маг. Время от времени погодный маг просит матросов начинать или прекращать петь командами «запевай» и «заткнитесь» (у Алекса было подозрение, что «заткнитесь» используется далеко не на всех кораблях) - это связано с погодными условиями вне ветрового пузыря. Большую часть времени матросы не поют и занимаются своими делами — контролируют крепления парусов, что-то моют, убирают. Влияние пения утром, в вахту старшего помощника, самое большое. В вечернюю вахту, когда за ветровым пузырём следит второй маг, жилистый мужчина с длинным крючковатым носом и постоянным подозрительным взглядом из-под припущенных век, влияния матросских песен нет вообще. Ночью, в смену третьего мага, пузатенького подвижного мужичка небольшого роста, влияние среднее.

Впрочем, маготехники сомневались, зависит это от мага, или, может, от времени суток. За неимением большего количества опытных данных, они удовлетворились теми результатами, что получили, и пообещали друг другу потом как-нибудь обязательно найти нужную информацию и прочитать. Уильям отметил, что у Алекса положение лучше, потому что он едет в Данвеган, где есть несколько библиотек и полным-полно умных людей, у кого можно спросить, а на Зюйдкройце вообще не факт, что хотя бы одна книга есть.

Оригинал записи http://blog.axshavan.cz/2020/01/coversalt2ok.html